Новости
Актерское агентство
Музыканты
Художники
Поэты
Киностудия
Реклама
Сценарии
Рецензии
Антрипризный театр
Арт-магазин
Мульки pro...
Контакт
наша кнопка
Театр-студия Андрея Маслова. Актерское агентство
партнеры
Сотников Сергей
Laternamagica ArtHause site
статистика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Rambler's Top100


 
Белый LOART
(2 глава)
ПСИХО ДЕЛЬ АРТ - ЧТИВО 
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Он подкараулил меня после работы и подарил огромный букет роз… Приятно, конечно, но в тот момент я думала совсем о другом человеке. Посидели в кафе, и выпили шампанского. А потом он предложил зайти к нему. Знала же, чем закончится, но не смогла отказать - хотелось объяснить, что между нами все кончено, и я люблю другого. А дома он словно с цепи сорвался: буквально вытащил меня из одежды и… изнасиловал! Я поняла, что сопротивляться бесполезно и закрыла глаза. А потом представила, что все это делает Маслов! Так я еще никогда не кончала!! Когда все закончилось, я ему честно сказала, что люблю одного мужчину, еще больше, чем мужа. Он грустно посмотрел и спросил: «Кто он?» А я ответила, что он – необыкновенный, странный и непохожий на других. Мне даже не было жаль его в тот момент. Подумаешь, найдет себе другую, тем более, что у курсиков с этим нет проблем – все бабы только и мечтают выйти замуж за военного! Вот пусть и выходят, а я… Странно, я ни капельки не пожалела, что так сказала. Он провожал меня до остановки, даже попытался поцеловать в губы, а я отвернулась. Все! Хватит! Надо встречаться с тем, кого по-настоящему любишь, а не с теми, на кого завистливо поглядывают твои подружки. Иногда мне кажется, что Маслов все чувствует. Он своей чуйкой похож на женщину. Теперь не знаю, как ему в глаза смотреть. В последний раз он так холодно меня встретил и выпроводил из ординаторской. Ладно, позвоню и узнаю, в каком он настроении…»
***
«Если двое любят друг друга, это не может кончиться счастливо».
Эрнест ХЕМИНГУЭЙ.
***
Что глупее может придумать счастливый одинокий мужчина, чем влюбиться в женщину?! Только полюбить ее, да еще и признаться в этом! «Для счастья человеку нужен только… человек»? Как бы не так! Если учесть, что счастье всегда либо в прошлом (воспоминания, фотографии, сновидения и пр.), либо в будущем (грезы, мечты, эрекции, поллюции и пр.), то оно – счастье – является чем-то несуществующим в настоящем времени, то есть, несуществующим вообще! Хорошо, что до этого обобщения я дополз достаточно поздно, иначе… так бы и не узнал, что такое Любовь! Кстати, всем семнадцатилетним настоятельно рекомендую влюбляться, совершать глупости - большие и малые – (только никогда не деритесь из-за девчонок: друга можете потерять, а вот виновница дуэли рано или поздно все равно уйдет и от вас!), писать стихи, посвящать песни, рисовать портреты, носить тяжелые сумки, исполнять мелкие поручения - список бесконечен. Однако, запомните одно замечательное правило: все, что вы делаете как бы для любимой, делайте как бы для себя! Конечно же, ваша Милочка самая лучшая на свете, самая прекрасная, целомудренная, тонкая, чувственная, умная, верная, надежная, рассудительная, и нет никого в целом свете, кто мог бы с ней сравниться. Сейчас, по крайней мере, сравниться. Проживите этот период – он крайне необходим для поддержания существующего на земле порядка, а также в целях репродукции! Если бы все мальчишки рождались бы такими умными, как я, проблем с демографическим взрывом не существовало бы по определению. Так что, не читайте эту книгу, а займитесь самым радостным хобби на земле – «любить и быть любимым». Дарить ей улыбку, радость, цветы,…………………………… ………………………………………………………квартиру, машину, мебель, ………………………………………………………дачу, вечерние платья, украшения, пафюм,……., отпуск, бизнес, кредитную карточку, алименты, судебные расходы, имущество, ……………………………. Остальное она, уверен, допишет сама! Представьте на мгновение, что все это вы добровольно, без принуждения, с радостью и комсомольским азартом дарите себе! Хотя мы-то знаем, что дарите вы не себе, даже не ей - Милочке,- а ее новому другу (приятелю, любовнику, мужу) и маме Милочки. Нет, я вовсе не о вещах, не о материальном, а том замечательном дне, когда вы просыпаетесь вовсе не с той, с которой заснули лет так пять назад! Повторяю, попробовать стоит, чтобы не вспоминать, утирая сопли, всю оставшуюся жизнь неслучившихся поцелуев, несбывшихся ожиданий, незавершенного коитуса, непрожитого вместе периода.
К тому же, «милочки» вовсе не виновны, что они такие. Они и вовсе не такие, такими их сделали вы, мы, я! Знаю, что все это пишется в корзину, мало кто, к счастью, откажется от приятного путешествия в прошлое или в будущее лишь потому, что в настоящее время рядом с вами не Милочка, а, скажем, Любаша, Аллочка (мать ее!), Инночка, Ирочка, Олюшка, Танечка… (читай словарь русских имен для молодых родителей).
Понятно, что и мы для них представляем весьма сомнительный интерес (период «токования», «кобеляжа», гормональной зависимости в расчет не беру), но ведь представляем же, иначе… Да вы и сами все помните!
Поэтому я и начал публикацию этого романа именно от конца истории к ее романтическому началу. Иначе, как бы я ни лез из кожи, счастливого конца не получилось бы! А так, - во, блять! – «Белый Loart» в шоколаде! Пока еще никаких глобальных потрясений, измен, боли, ревности, камбэков, треугольников, слез. Все, как в романе про любовь! Но это пока! Ну, пока!
***
«Лилит не была причастна к грехопадению нашего праотца, не была запятнана первородным грехом и потому избежала проклятия, наложенного на Еву и ее потомство. Над ней не тяготеют страдание и смерть, у нее нет души, о спасении которой ей надо заботиться, ей неведомы ни добро, ни зло. Что бы она ни сделала, это не будет ни хорошо, ни плохо. Дочери ее, рожденные от таинственного соития, бессмертны так же, как и она, и, как она, свободны в своих поступках и мыслях, ибо не могут ни сотворить угодное богу, ни прогневать его».
Анатоль ФРАНЦ.
***
И понеслось! «Обход капканов», не всегда своих. Попытка забыть ее с помощью красивой плоти и алкоголя… Порой удавалось, но постоянно терзало чувство, что теряю в этой жизни нечто главное, что-то исключительное, предназначенное только мне. И тут звонок:
- Привет! Хочешь поздравить меня с Днем рождения?
- Раумеется! А это правда?
- Что День рождения? Правда. Паспорт покажу. Приезжай в семь, я все приготовлю.
- А… семья, дети?
- Я одна, а Настя останется у бабушки. Приходи, я буду тебя ждать.
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«После сдачи дежурства мы с Ленчиком пошли в душ. Она вдруг с улыбкой посмотрела на меня голую и сказала: «Теперь я понимаю, почему мужики за тобой толпами увиваются! Посмотри, какая ты красивая!» Я посмотрела на себя в зеркало – ничего особенного. Девушка, как девушка, таких сотни. Даже Ленчик мне нравится больше чем я: у нее такие длинные стройные ноги, волосы до середины попы, высокая грудь, хотя она и рожала. Я ответила, что она – топ-модель, и у нее самой куча воздыхателей. А она снова улыбнулась и сказала: «Я так, смазливая вешалка, а вот в тебе чувствуется настоящая женщина! Таких редко встретишь». Я снова посмотрела на себя, а Ленчик подошла ко мне сзади, одной рукой взяла за грудь, а пальчики другой просунула между ног. И еще поцеловала в шею!!! Я чуть с ума не сошла! Так же нельзя, когда две девушки… Извращение какое-то. Но я словно оцепенела и не могла шевельнутся. Потом она вынудила меня наклониться, упереться руками о мокрую стенку, стала позади на колени и… поцеловала меня прямо туда! Боже, я думала, что потеряю сознание! Когда пришла в себя, Ленчик развернула меня к себе и поцеловала в губы. Так же, как это делал Маслов… Не дай бог, кто-нибудь это прочтет, я сгорю от стыда! И с работы выгонят за аморалку. Надеюсь, она никому не расскажет, какими глупостями занималась! Надо дневник прятать в надежное место, а то…»
***
«Любовь… Мы чуть не утонули
И лишь отверстия от пули
Что в феврале и что в июле –
Они как сестры-близнецы

Из этих дырочек по капле
Уходит что-то. Мне же напле-
Вать. Я – пьяный маклер
Дарю счастливые концы

Ваш «хэппи-энд» – моя забота
Как ни крути, а все ж работа
И пусть сияет позолота
На ваших стертых именах

Резцом ваш профиль на граните
Я высеку. Мадонне Литте
Такой не снился… Извините
Скажите дату смерти. Ах!

Жизнь задом-наперед к началу
Была б прикольней. Славный малый
Забав придумавший немало
Чтоб реже видеться со мной

Но все же удостоил чести –
Я очутился в этом месте
Один, и все же с вами вместе
За что же пьем? За упокой!»
***
Недавно моя знакомая произнесла сакраментальную фразу: «Маслов, из всей твоей прозы мне больше всего нравится… поэзия!». Я долго размышлял над этим парадоксом. Стихи – метафизическая субстанция: никто не знает, откуда они приходят и куда потом деваются. Да, они без сомнения обладают сильным психическим воздействием, но соблюдение рифмы и размера делает их каким-то заорганизованным жанром.
Однажды мы с моей одноклассницей пили вино у нее дома, и она показала мне объявление в газете о проводимом конкурсе на лучшее стихотворение о Севастополе. В рамках проводимого мною кобеляжа я сел и при ней записал такие вот чудовищные строки:
«Город из скал
Ветер ласкал
Севастополь!
Вечно живой
Вечный герой
Севастополь!»
Мы тут же запечатали листок в конверт и отправили на конкурс. Каково же было мое изумление, когда их признали лучшими и опубликовали в газете «Слава Севастополя»! Моя подружка тут же решила, что я – великий русский поэт и сразу захотела выйти за меня замуж. Тогда впервые я понял, какое сильное психотронное оружие – стихи! Особенно эффективно оно действует на девушек.
Спустя несколько лет я выяснил еще одну вещь: если стихи не писать, а записывать, то они получаются нетутошними и одинаково воздействуют на мужчин и женщин. А, спустя много лет, я понял, что они – такая же бесполезная никчемная вещь, как и искусство вообще! Поэтому, я и перестал их записывать. Надеюсь, что никто от этого не пострадал. Я-то уж точно!
***
Ночь любви, когда никто никуда не бежит, когда в унисон и дыхание, и сердцебиение, и слова, и даже мысли!
- Я люблю тебя!
Проваливаюсь в сон, словно в медвежью яму и тут же – или мне кажется, что тут же – возвращаюсь в явь, - или мне кажется, что в явь? Она склонилась надо мной и плачет, тихонько причитая. Слов не разобрать. Мое лицо мокрое от горячего дождя слез.
- Маленькая, что с тобой?!
- Я люблю тебя и боюсь потерять!..
Я впервые ее испугался, и этот страх теперь будет возвращаться всегда, без предупреждения. Почему мужчины не боятся женщин, но боятся Женщину? Зачем я говорю от имени всех мужчин? Почему я боюсь Ее?! Ее слез, ее слов, ее любви?!
- Только сейчас вспомнил, что встретил тебя задолго до того утра в роддоме! Ты заскочила в троллейбус с парнем, - надеюсь, это был муж! - и у вас были такие счастливые лица. Его я не запомнил, да и тебя как бы забыл, но подумал: «Какая счастливая девушка! Она по-настоящему влюблена!» Странно, что вспомнил только теперь.
- Была еще одна встреча… Я тоже тебя вспомнила. Ты работал в «искусственной почке», а я училась в медулище, и нас привели на экскурсию. Завели в операционный блок, а там ты со своими сестрами… Девчонки были от тебя без ума, а мне стало дурно, и я ушла – была на седьмом месяце.
- Значит, мы с тобой встретились уже в третий раз?
- Гораздо больше, просто это было слишком давно.
- Не выдумывай, спи, моя маленькая.
- Почему ты так называешь меня «моя маленькая»?
- Само вырывается.
- Мне приятно. Знаешь, сегодня, когда встречала тебя на остановке, ко мне подошли несколько парней и начали заигрывать. А я сказала, что жду мужа – они сразу потеряли всякий интерес, а мне стало очень спокойно и тепло.
- Ты делаешь мне предложение?
- Да, делаю!
Мне стало страшно, и рано утром я осторожно высвободился из ее объятий, торопливо оделся и вышел на улицу. Немного отойдя от дома, не выдержал, и обернулся… «Орфей спускается в Ад»! Она, нагая, стояла у окна и смотрела мне вслед полными слез глазами.
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Он заснул уже под утро. А я сидела на нем и просто смотрела на спящего Маслова… Он спал как ребенок и даже чему-то улыбался во сне, а его рука постоянно гладила мое бедро. И вдруг я испугалась, что с возвращением мужа, я могу потерять Маслова! Мне стало безумно страшно остаться одной! В смысле – без него! И я заплакала. Он проснулся оттого, что мои слезы капали ему на шею и на лицо. Так смешно открыл глаза и удивленно посмотрел на меня. Спросил, что случилось, и прижал к себе. И снова мы занимались этим, а я, дура, все не могла остановиться и рыдала! Такого я не испытывала ни с одним мужчиной, даже с мужем! Какая-то сладкая боль и грусть вперемешку со страхом. Жаль, что мне не с кем даже поделиться и попросить совета. Нет такой подружки, которой можно было бы доверить свою тайну. А потом Маслов оделся и тихо вышел из дома. Я подошла к окну и загадала: если он обернется, то все у нас в жизни сложится прекрасно! И он обернулся! Увидел меня, даже сделал шаг обратно, но тут же взял себя в руки, послал воздушный поцелуй, сделал смешной реверанс и ушел. А я еще долго стояла и ревела у окна, пока не заметила, что мне сигналят проезжающие под окнами машины! Дура, совсем голову потеряла!»
***
Как я любил такие вечера! Один в квартире, далеко заполночь, раскрытый настежь балкон, тихая музыка, печатная машинка, остывающий кофе и дымящаяся сигарета! А в довершение – моя «больная» голова, взрывающаяся от бредовых видений и образов, словно паровой котел. Нет, конечно, я не тешил себя иллюзиями, что все написанное мною будет кого-то трогать и увлекать! Мне периодически становилось крайне скучно в этом мире, и я принимался веселить себя при помощи вышеперечисленных ингредиентов.
В такие вечера мне ровным счетом никто не был нужен, кроме… Ло! Нет, не ее физическое присутствие, а ментальное. Я описывал ее такой, какая она виделась мне в разных ситуациях, порой самых жестоких и немыслимых. Мои герои дуплились один за другим, иногда одновременно. Их искушали, они страдали, ревновали, напивались, дерзили, царапались, кусались, потом трахались, признавались друг другу в вечной любви и… тут же дуплились! Откуда у меня такие инфернальные мысли?! Почему я не писал сказки и басни, комедии и фарсы. Видимо, я – неисправимый брутальный пессимист. Тогда и вовсе непонятно, чем такой маргинальный типок привлекал женщин? С моими мрачными мыслями им, как казалось, надо избегать даже телефонных разговоров со мной – не то чтобы… Но все происходило наоборот.
Так и в тот вечер. Стояла теплая августовская ночь. Моросил дождь, и я слышал сквозь фуги Баха музыку дождя. Их тональности совпадали с тем, что происходило внутри меня, и мы работали как хорошо сыгранное трио. И тут я услышал, как из Херсонеса возвращается небольшая компания подвыпивших молодых людей. Они шуршали подошвами, негромко смеялись, пытались что-то напеть и снова смеялись. Не выходя на балкон, я тут же придумал историю каждого из них и улыбнулся своей придумке. Когда голоса смолкли, я вышел на балкон и увидел продолжение истории: в вертикальный луч света под одним из фонарей вдруг вошла молодая женщина. Видимо, она разругалась с компанией или просто обиделась, намеренно отстав от других. Такое часто встречается и вроде бы ничего особенного, но… Она остановилась в пятачке света, и я смог ее хорошо разглядеть: лет двадцать, роскошные белые волосы, ставшие волнистыми под каплями дождя, бледное лицо с острыми чертами, большой чувственный рот и… слезы в глазах! Сначала я подумал, что это вовсе не слезы, а капли дождя. Девушка отхлебнула водку прямо из горлышка и вдруг… зарыдала! Боже, она рыдала! В голос, не стесняясь быть услышанной, или она считала, что в такое время ее никто не видит и не слышит. Я был, пожалуй, единственным зрителем, и весь спектакль предназначался мне! Она сделала еще один большой глоток и вдруг закричала, нет, завыла, подняв голову к фонарю:
- Люди! Я хочу е-бать-ся!!!
Все. Больше ничего она не произнесла, но от этого крика у меня вдруг все внутри окаменело. Это был самый древний и самый искренний крик самки, женщины, бабы! Я бы понял смысл, даже если б она прокричала это на любом мертвом языке: латинском, арамейском, египетском – любом! Смысл понятен без слов, а слова лишь многократно усиливают суть произнесенного.
Она сделала еще один глоточек, подобрала полы плаща, села на корточки и… помочилась! Из нее лилось так много и так громко, что даже на мокром асфальте появилась черная лужа, а издаваемый звук заглушал шепот дождя. Вот и все! Она медленно встала, одернула полы, убрала мокрые волосы со лба и ушла в ночь. Некоторое время я еще слышал удаляющийся стук ее каблучков и при этом не мог сдвинуться с места – меня словно парализовало!
Мне захотелось снять всю эту сцену в кино. Представляете: три минуты вы видите и слышите то же самое, что видел и слышал я – больше ничего! Разве надо чего-то большего? Мне – нет!
***
ИЗНЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«После дежурства Ленчик пригласила к себе на кофе. А потом набрала ванну с пенкой и позвала меня… Мы лежали друг против друга, а она под водой незаметно ласкала меня. Это не такие ощущения, как с Масловым, но мне было приятно. Еще она сказала, что большинство мужчин боится вида женской вагины (Ленчик сказала «пизды»!), а я об этом и не знала! Много раз видела все это в родзале, но ничего не ощущала. Лена сказала, что вагина роженицы – это совсем другое, а вот «пизда любимой под самым носом – их это пугает». Она села на корточки прямо надо мной и пальцами раздвинула губы… Я смотрела и… вдруг… мне захотелось их поцеловать! Я бы этого никогда не сделала, если бы она сама не поцеловала меня, отчего я уже не помню, что было дальше. Только помню, что это мы делали раз за разом, почти без остановки. Потом она достала «фаллоимитатор» – муж ей в шутку привез из рейса, «чтобы без мужика не скучала» - и ввела его в меня, но мне стало гадко и все закончилось!
Правда, по дороге обратно я все время вспоминала этот резиновый член чудовищных размеров с правдоподобными вздувшимися венами и набухшей головкой… Потом он несколько раз мне снился! Без мужчины, сам по себе. А Ленчик хвастается, что пользуется им по нескольку раз в день «для снятия стресса и развития воображения». Все-таки она распутная девчонка. Но с другой ни о чем таком не поговоришь. Кстати, мы чуть не поссорились: ей хватило наглости предложить заняться этим втроем с… моим Масловым! Сказала, что всем будет хорошо, а так я ему скоро надоем! Неправда! Нам с Масловым очень хорошо вдвоем и никто нам в постели не нужен! Тем более, не собираюсь его с кем-то делить, даже с ней!!!»
***
Спустя почти двадцать лет, я все-таки снял эту историю с женщиной под дождем для фестиваля некоммерческого кино в Испании. Чтобы написать титры на уже смонтированный фильм, я по электронной почте отослал сценарий француженке Жоан Пийар – она имела небольшой опыт перевода моих шедевров. Фрагмент ее ответа цитирую без купюр, сохраняя орфографию.
«…Не просто переводить слова которых я воображаю смысл но которые никогда не встретила и никогда не слышала
В словаре нету
Я должна знать если по русски эта слова принадлежат к мату или фамильярным языком так как у нас в этом жанре все таки нуансы
Если я правильно поняла ебать вызывает сексуальный акт Мне кажется что происхождение этого слова французское Оно похожее на слово ebat у нас говорят “les ebats amoureux” Это значит игры вокруг секса
(Какие извращенные французы! Если уж “ебаться” у них означает “игры вокруг секса”, то что же тогда сам секс?! Да, де Сад и теперь живее всех живых! Тот не лукавил, а уж если ебал, так ебал, а не “играл вокруг секса”! Как вообще можно играть вокруг секса? Странный народ, эти французы. Вроде просвещенные… Прим. автора.)
Тогда может быть можно переводить эту фразу
- Люди, я хочу ебаться!!!
вот так
- Les qars ou Messieurs Mesdames, j’ai envie de baiser что все таки вульгарно у нас
- Господи, пусть меня хоть кто-нибудь трахнет!
- Seigneur si quelqu’un pouvait me sauter
Странно вмешивать Господи с этим вульгарным словом
А МОЖЕТ БЫТЬ ПО РУССКИ ЭТО НЕ ВулЬГАРНОЕ СЛОВО
Чтобы мне помочь совсем правильно ты должен объяснять точнее что это значит
странно тебе это спросить а если я должна потом серезно и профессионально переводить твою книгу нам надо так работать
у меня нет привычки использовать и по русски и по французски такие слова хотя я не против сексуальных игры а я не люблю об этом говорить вульгарно я романтичная женщина и еще мечтаю о очаровательном принце
Ты не ответил на вопрос Ты женат или один живешь или с любовницей?»
Прочитав письмо, я опух! Во-первых, я понял, что моим книгам не суждено быть переведенными на все языки планеты уже потому, что мои герои, если ебутся, то не занимаются играми около секса! Как объяснить гваделупскому читателю, что наши люди не занимаются глупыми околосексуальными играми?! И вообще, «у нас околосексуальных игр нет»! Как растолковать моим несостоявшимся танзанийским фанаткам, что русские женщины в моменты сильных переживаний упоминают имя Господа всуе (хотя, я считаю, что эти ситуации – вовсе не всуе!). Наши женщины, как и француженки, очень романтичны и все, как одна мечтают о принце. Об одной (самой лучшей!) из них я и пишу этот труднопереводимый на прочие языки роман. Ну не могу я вновь не вспомнить Сергея Донатовича: «О, Господи! Какая честь! Какая незаслуженная милость: я знаю русский алфавит!»
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Получается, что я сама напросилась к нему на День рождения! Сам почему-то не пригласил. Пришлось звонить. Сказала, что хочу поздравить, заскочу только на минутку – у меня работа. Про работу врала, специально подменилась с Маринкой! Думала, что проведем весь день (и ночь!) вдвоем, и я смогу его поздравить по-настоящему. Даже Настю у бабушки оставила! Купила коньяк и маленький амулет «от злых духов» со знаком Близнецов. О, Близнецы!!! Прочла все гороскопы, какие нашла: все в один голос заявляют, что они непостоянные, безответственные, с ветром в голове эгоисты. Ничего лучше я не могла найти! Зато «с ними не бывает скучно, и вся жизнь превращается в один большой карнавал»! Вот это уж точно – карнавал!
Пришла, а у него столько народу: стоят, сидят на диване (на нашем), на полу вдоль стенки, на балконе… Накурено, как в тамбуре. Все пьют, что-то говорят, произносят тосты, смеются, и никто не слушает другого! У Маслова и в такой день все не как у людей. И еще - никакой закуски. Так, лимоны, шоколад, море коньяка, кофе – все! Как так можно праздновать?!
А тут все на меня уставились и замолчали. Маслов подошел ко мне, обнял, поцеловал при всех в губы и торжественно сказал: «Знакомьтесь: это моя Ведьма»! Все загоготали и захлопали в ладоши, потом стали подходить (и даже эти... девчонки!) и знакомиться. Сначала я подумала, что он меня при всех хотел унизить, но потом поняла, что у них такой стиль общения! И каждый из них, знакомясь, целовал меня (даже актриски!) – что за манеры?! Некоторые даже норовили в губы, но я уворачивалась, стараясь быть вежливой. А Маслов на это никак не реагировал! Посмотрела бы я на своего мужа, при котором хоть кто-нибудь пригласил бы меня на танец – моментально устроил бы скандал. Маслов налил мне коньяк и произнес тост: «Дамы и господа! Имею честь познакомить вас со своей Музой, она же Ведьма, она же – моя Смерть! И зовут это прекрасное создание – Ло! Не рекомендую никому ее обижать – она обладает эзотерическими (надо посмотреть в справочнике это слово) знаниями и, каждый обидивший ее, превратится в куваду (тоже надо узнать, кем он меня обозвал)!» Все завопили, заржали, стали опять обниматься и целоваться… Ужас! Такого я еще не видела, хотя побывала во многих компаниях. И тут Маслов совершил самый подлый поступок за все время нашего знакомства. Он заявил всем, что его Ло (это я!) – неземная Женщина и не подчиняется земным законам. При этом он подошел ко мне (знал же, гад, наверняка, что я - без нижнего белья по его же просьбе!) и содрал с меня платье! Я даже не успела сообразить, как оказалась перед незнакомыми мужиками совершенно голой!!! Мне показалось, что в ту минуту я упаду в обморок! Думала, что сейчас все начнут оскорблять меня, лапить, насиловать! Маслов повесил платье на торшер, подошел ко мне, стал на одно колено и, склонив голову, поцеловал меня в… живот! Потом обнял руками за задницу и прижался лицом к лону. Все, вдруг, зааплодировали и засвистели, даже женщины! До сих пор не понимаю, как я выдержала этот позор – целых полтора часа находиться обнаженной в компании чужих людей, продолжать с ними чокаться, разговаривать, улыбаться. Кто-то из них – бородатый то ли художник, то ли поэт – сказал, что я Маргарита на балу у Воланда. Но в тот момент я не думала ни о какой Маргарите, я постоянно жалась к Маслову, как к самому близкому человеку на Земле. А он выполнял роль хозяина: бегал варить кофе (не один, за ним вечно кто-то увивалась!), уходил на балкон, разливал коньяк – тогда мне становилось очень страшно. Но стыда уже не было! Странно, но ни один из мужиков не попытался меня облапить или сделать мерзкое предложение… Что-то в них, конечно, есть. Может, это люди другой породы? Не те, которые сразу в койку. Один молодой художник попросил ему позировать, я посмотрела на Маслова, а тот радостно кивнул головой. До сих пор ощущение, что все это было не со мной, не здесь, что этого вообще не было. Я даже Ленчику не смогла об этом рассказать, хотя она – самая близкая подруга. А еще, ко мне подошла одна девушка с длинными распущенными волосами и сказала, что по-хорошему завидует. Даже восторгается моей красотой и смелостью. Какая там смелость?! Я чуть позорно не описалась прямо посреди комнаты.
Потом Маслов увез меня домой, и… мы провели самую ненасытную ночь в нашей жизни! Я отдавалась ему раз за разом, делала все, что он просил: мне уже не было ни стыдно, ни больно. Я все поняла: когда по-настоящему любишь человека, делаешь все, что он захочет, но при этом и ты получаешь исполнение всех своих желаний! Я счастлива! Я самая счастливая! Если я и шлюха, то только его, и только для него! И он знает об этом, поэтому так доверяет. Он прав: «Чувства быстро иссякают, когда один из любящих (он так сказал) не доверяет другому. Любовь не знает мук ревности, она знает только муки любви, но это – разные категории»! Маслов, как я тебе благодарна за все, что ты со мной делаешь! Только умоляю, не бросай меня, как других! Я смогу любить тебя так, что ты забудешь про всех женщин на земле!»
***
“Если женщина говорит мне: я люблю тебя, потому что ты умен и честен, потому что ты покупаешь мне подарки, потому что не волочишься за другими, потому что ты моешь посуду, - я испытываю разочарование: такая любовь отдает корыстью. Куда приятней услышать: я без ума от тебя, хотя ты неумен и непорядочен, хотя ты лгун, эгоист и мерзавец!”
Милан КУНДЕРА.
***
И тогда мы отправились в «романтическое путешествие» к моему другу-врачу-художнику-Кулишу в Симферополь. Сначала Кулиш, как и я, отучился в медине, где мы с ним увлеклись хирургией и уже на втором курсе делали беспризорным собакам аппендектомии, резекции желудка по Бильроту-1 и по Бильроту-2, колостомии и прочую хуйню. Морды этих несчастных существ до сих пор стоят у меня перед глазами, а их души по ночам вызывают кошмары, и я часто просыпаюсь в луже собственного пота и слез! Потом мы увлеклись трансплантологией, позже – нейрохирургией, потом… решили построить собственную операционную в подвале Юркиной «хрущевки». По ночам мы пиздили кирпич и материалы со строек, на свои деньги покупали в медтехнике хирургический инструментарий и всерьез подумывали об открытии частной ветеринарной клиники. О том, что в той стране в 1979 году частный бизнес не приветствовался мы не задумывались. А когда операционная была практически готова, мы выпили трехлитровый бутыль пива и решили, что это не для нас! Терзать бедных бродячих собак ради науки подло, это – узаконенный фашизм!
И тогда мы сделали крутой вираж от медицины в сторону сюрреализма! Нет, мы продолжали создавать видимость прилежной учебы – все сессии практически на «отлично», - но примкнули к группе «черепов» Гены Ронда. Во-первых, Ронд был евреем, стало быть, умным! Во-вторых, на семь лет старше нас. В-третьих, он где-то доставал альбомы Брейгеля, Босха, Дали, Магритта, самиздатовские варианты «Мастера» и Набокова, книги Фрейда и Юнга.
Кулиш как-то на лекции написал эпиграмму: «Наш быт – сер, наш зонд – Ронд». Словом, Ронд и его компания «черепов» нравились нам больше, чем доценты и профессура с кафедры Госпитальной хирургии. С Кулишом мы занялись репродукциями на слайдах и устройством эзотерических вечеринок, когда у немногих посвященных срывало башни от увиденного и услышанного. Тогда же стали писать стихи, рисовать, проводить модные дискотеки и прочая, что никак не способствовало становлению советских специалистов. Врать не буду, не диссидентствовали, хотя «совок» обкладывали по полной. За пропаганду агрессивного буржуазного искусства меня и Кулиша одновременно поставили на учет в «контору», о чем нас предупредил сентиментальный стукач из нашей же группы. Морду ему бить не стали, но с перспективой престижного распределения расстались легко. После третьего курса решили поступать во ВГИК, но документы в отделе кадров на руки нам не дали, зато вызвали к декану!
- Вы что, …, о…ли?! Киношники, …! Страна на вас потратила три года, а вы …! Да знаете, сколько людей хотело бы очутиться на вашем месте, …?! Забудьте, иначе загудите у меня в армию! В Афган захотели?
Афганистана мы не боялись, потому что никто еще толком не знал, что там происходит. Для нас Афган был как Узбекистан или там Таджикистан, но загудеть в армию на три года в наши планы уж точно не входило! Из армии, как и из тюрьмы, такие как мы, живыми не выходят!
На время мы затаились и сделали вид, что выкинули дурь из головы. Однако, комсомолка Аннушка уже разлила для нас масло! Сразу после окончания медина Кулиш одним гвоздем прибил к стене диплом и стетоскоп, по-взрослому увлекся живописью и выпустил сборник самиздатовских стихов.
«Любовь ничего не значит. Я был за рубежом. Вы не танцуете? Оп! Монетка подпрыгнула. Монетка покатилась. Монетка зазвенела. Батюшки! Вы композитор? Поздно. Они в проходах. Они уже стадион.
- Вы-ы-ступа-а-ет!!…
Город – это большая деревня, мадам».
Когда мы ввалились, в комнате у Кулиша пахло травкой. Правильнее сказать: только травкой и пахло. Хорошо, что Ло не знала, какой именно!
- Маслов, мне всегда нравился твой вкус. Она классная! Пыхнем?
- Давай, пока она вышла.
- У вас с ней серьезно?
- Это ты к чему?
- Когда надоест, порекомендуй ей меня
- Надоест – порекомендую.
- Как вас, бишь? Лолита? Прелестно! Посвящаю вам свое новое стихотворение:
Ах! Мат ты, Россия.
Как РИМСКАЯ КОРСИКА,
Косточка персика,
Сок апельсина,
Ты гора ГАРАНЯНА
Под небом ТАРКОВСКОГО
Ты МАЯК АКОПЯНА,
Маяк МАЯКОВСКОГО,
Ты гром РОММА и мыло ДЕЙНЕКИ,
Ты озера, СТРАВИНСКИЙ и реки,
Ты гладь Вязьмы, вязь Клязьмы, ус Яузы,
Ты пакгаузы, паузы, кляузы.
Ты хай ХАЙТА, лай ГАФТА, лай ФЕТА,
У тебя на лафете конфета,
А это вам не жвачка ЖВАНЕЦКОГО
С «Цинандали» и ПЕТРОВА ВОДКОЙ,
По которой САЛЬВАДОР из ДАЛИ
Прямой наводкой.

Не уверен, что Ло поняла глубокий подтекст этого «потока сознания», но ей было приятно, ведь стихи посвящает и читает сам автор! Я-то знал, что он пиздит в отношении нового стихотворения – я его слышал двумя годами раньше, но не сдавать же друга в его возвышенном порыве!
От Кулиша вечером того же дня мы отправились в Алушту к другу-архитектору-джазмену-Шуре. В троллейбусе Ло положила голову мне на плечо.
- Как тебе Кулиш?
- Вы оба какие-то странные и… похожие.
- Ты ему понравилась.
- Да ну?!
- Может, вернешься?
- Тебе не стыдно, старый сводник?
- Тогда к Шуре на вечеринку высокого искусства и джаза!
- Мне с тобой очень хорошо…
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Оказалось, можно и так?! Я уже ничему не удивляюсь. Даже тому, что не перестаю удивляться! Но с кондукторшей в троллейбусе как-то нехорошо вышло… А не надо глазеть по сторонам, лучше бы выручку пересчитывала и остановки объявляла! Так не бывает!!!»
***
- Все, ребята, я пошел спать. Шура, где мне лечь?
- На балконе. Где постель, ты знаешь. Тебе нравится Маслов? Он же бабник. Давай потанцуем?
Спокойно пробираюсь на лоджию, расстилаю «гостевую» постель (почему-то с одной подушкой!) и преспокойно засыпаю. Вскоре просыпаюсь от пинка под ребра:
- Эй, ну проснись же! Зачем ты меня бросил? Саша недвусмысленно предлагал остаться с ним.
- А чего не осталась?
- Ты и вправду сводник? Я же тебя, дурака, люблю, Маслов, но никак не могу достучаться!
На мне широкая полосатая футболка, которую я из вредности не стал снимать. Тогда она вползла в нее змеей, и мы оказались так близко, как никогда не были! После бурных всплесков эмоций, разбудивших всю Алушту, она тихонько засопела мне в ухо, а я впервые не спал всю ночь, наблюдая, как светлеет небо над Демерджи, как с Чатыр-Дага в долину молоком стекает туман, как спит эта необыкновенная женщина по имени Ло… Курю, а в голове ежиком иголки стихов.
***
«С вершины, как из переполненного кубка
Стекал туман, холодный и густой
Храня твой сон, я любовался красотой
И пропитался влагой, словно губка

Так вот откуда у меня так много слез –
Преобладанье женского начала
В людском миру всего мне слишком мало,
А в утешенье – сны и царство грез

И титул дурака и шрам на шее,
Как пограничные столбы у входа в мир
Где память, словно грозный конвоир
Хранит всех тех, кто разучился верить

Где по ночам скулит ослепший пес
И в дом скребется в поисках ночлега –
Последний спасшийся из Ноева ковчега
И списанный по старости в обоз

…Безмолвие в картинной галлерее…»
***
На следующее утро Шура садистски-долго и шумно собирался на работу. Почему люди так долго умываются? Почему эта сраная яичница с колбасой никак не может поджариться? Почему он медленно ест, как на приеме в консульстве?
- Маслов, на минутку, - Шура топчется на пороге, поглядывая на спящую Ло: край покрывала предательски свернулся и сейчас она похожа на Модильяниевскую «нюшку». Шура тщетно пытается убрать взгляд с сонной задницы – бесполезное занятие. – В общем, я побег, занесешь ключ на работу. Или вы еще останетесь до завтра?
- Нет, Шура, надо в Севак.
- Если что, в баре есть вино и коньяк. Счастливо оставаться, - более иезуитской улыбки в жизни не видел.
Дверь захлопывается. Я возвращаюсь на лоджию и… Хорошо, что Саша не увидел эту позу, иначе вся архитектура Алушты напоминала бы позднего Гауди!
Мы с Ло впервые вместе и не надо никуда бежать, никому звонить, не прятаться, ходить нагишом и..! Возникло смешанное чувство, будто с этой женщиной я прожил вечность, я знаю каждую родинку на ее теле, каждый волосок на ее голове! Ло орет от каждого прикосновения и впивается ногтями мне в спину, в лицо, в шею! Ее глазища закатываются, а из-под век вытекают слезы! Мне страшно с ней! Может, оттого, что я люблю ее?! Оттого, что до нее я и вправду не знал, что такое Любовь?! В голове – парад разноцветных мыслей: «Кто сказал, что тебе должно быть хорошо?», «1+1=1», «Для счастья человеку нужен только… человек», «Есть счастье на земле, как есть оно и выше», «Остановись, мгновение, ты прекрасно!», «Дзен – это остановка сознания», «…И сотворил Бог человека: мужчину и женщину сотворил их», «Ло, как раненная кошка, выйдет ночью на охоту…», «Господи, буде мне, грешному!», «Пузатая тетя Лолита нечесана ходит, немыта…», «Кто мы: фишки или великие?». Потом яркая вспышка. Потом мы с Ло впервые купаем друг друга в ванной и снова терзаем друг друга до изнеможения. Потом она готовит восхитительный завтрак из яиц, позеленевшей колбасы и шпрот. Все это мы запиваем разбавленным портвейном и… молчим! Мы молчим, потому что знаем друг о друге все! Наши тела только теперь познакомились так же близко, как и наши души. Слов не существует. Мыслей тоже. В мире есть только одна истина и имя ей – Ло!
По дороге на автовокзал заходим в магазин, и я в шутку примеряю широкополую фетровую шляпу:
- Здорово! Всю жизнь мечтал о такой.
На фига так шутить, ведь влюбленные женщины не понимают шуток?
- Девушка, сколько мы вам должны за эту шляпку?
- Ло, ты что?! У нас только на дорогу!
- Мне хочется сделать тебе подарок.
Краем глаза увидел, что в кошельке у нее двадцать рублей, пятнадцать из которых она отдала за эту шляпу, которую я никогда не носил, и которая до сих пор страдает от своей девственности в моем шкафу. Представляю, во сколько ее оценят на аукционе после публикации романа! Но счастья она не принесет никому!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Впервые мы вместе куда-то уезжали… Сначала в Симферополь, к такому же чокнутому, как и Маслов (кстати, они вместе учились, но тот бросил медицину, теперь – свободный художник!). Он поставил на видео порно, думал меня этим поразить. То, чем мы занимаемся с Масловым, в таких детских фильмах не показывают! Потом очень театрально прочел свои стихи… Нет, что-то в нем есть. А напоследок очень вежливо намекнул, что я могу к нему приехать и одна, без Маслова. Дескать, нам будет, чем заняться. Глупенький, хотя и милый. Неужели он не видит, что, кроме его друга, мне никто не нужен?! Разве по женщине это так уж трудно определить? Нет, конечно, приятно, когда друзья Маслова за тобой ухаживают и заигрывают, но, мальчики, боюсь вас огорчить, - не в этой жизни. Может и не в следующей. Скорее всего – никогда!
А потом на троллейбусе в Алушту к еще одному его другу (он в последнее время стал меня со всеми знакомить!): очень приятный мужчина, старше Маслова лет на десять, да еще и архитектор. Ну да, разве у Маслова бывают обыкновенные друзья?! Мы весь вечер пили вина и коньяк, Саша даже пригласил меня на танец (он так много знает о джазе, я столько узнала нового!). А Маслов вдруг зевнул и ушел спать на лоджию. Я еще для приличия немного посидела, а тут Саша положил мне руку на бедро и предложил остаться в его комнате. «Думаешь, что ты – единственная, с кем он ко мне приезжает?» Да все я знаю. Но в последнее время поняла, что для него я – Единственная! Он и сам несколько раз говорил. А мужики – молодцы, друзья, называется! Хваленая мужская дружба! Хотя, это у них в крови. Вдруг подумала, что другому я смогла бы изменить, а вот Маслову что-то не получается. Даже в отместку за его прошлые подвиги. Не могу! Или не хочу. Пожелала спокойной ночи, пришла к Маслову, разделась и легла рядом. И сразу почувствовала, что рядом со мной – самый родной человек! Он спал в длинной футболке, я в нее влезла и прижалась к нему. Но уснуть мне так и не дали! Впрочем, Саша тоже вряд ли уснул в ту ночь. Я специально не сдерживала крика – маленькая месть за те предложения, которые делают проститукам!
На следующий день мы остались вдвоем в квартире, и я впервые поняла, как мне хорошо с Масловым! Я словно взбесилась! Ужас! Такого не было даже во время медового месяца с моим… законным мужем! Я не могла насытиться Масловым, все боялась, что эта встреча может оказаться для нас последней. Я – Женщина! Только тогда поняла, что это означает. Я мыла его в ванне, как ребенка и даже чувствовала его своим ребенком. Вот такого уж точно никогда не было!
Зашли в шляпную лавку: Маслов, дурачась, надел на себя фетровую шляпу, посмотрел в зеркало и сказал: «всю жизнь мечтал о такой. Ладно, куплю в следующий раз». А я взяла, и тут же купила! Так захотелось сделать ему подарок, который он бы носил с удовольствием. Маслов та-ак на меня посмотрел, такого взгляда я не припомню! Но промолчал, поцеловал в губы, взял за руку и повел на остановку. Почти всю дорогу мы молчали, а я почувствовала себя Самой Счастливой Женщиной На Земле! И сказала ему об этом…».
***
Только сейчас понимаю, какой я счастливый! А, может, люди и приходят на эту землю, чтобы хоть один день и одну ночь быть счастливыми?! И вправду, неужели мы здесь лишь для того, чтобы открыть таблицу химических элементов, сконструировать ядерный реактор, полететь на Луну?.. Купить классную тачку, построить дом, вырваться в отпуск на престижный курорт, получить место начальника, уйти на пенсию и – все?! Если да, то я заранее отказываюсь от вышеперечисленного. Я вполне счастлив оттого, что в моей жизни была такая ночь и такой день, в квартире у такого друга, с такой Женщиной! Добровольно отдаю вам все, кроме этой ночи! Она – моя! Также, как и Ло! Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?
***
- Завтра с рейса возвращается муж…
- Мне придти на причал? Какая форма одежды?
- Я не знаю, что мне делать?
- Встречать Одиссея, что же еще?
- Да?
- Да.
- Пока. Спасибо за совет.
***
«Если в семье только одна женщина, она непременно вырастает эгоисткой».
Народная примета.
***
Интересно, а вот если бы тогда не встретились, что было бы? Глупый вопрос в сослагательном наклонении! Я давно уже смирился с тем, что все происходящее со мной должно произойти, хочу я этого или не очень.
Итак, теплый весенний день, богемная кофейня, за столиком приятели, а спиной ко мне сидит что-то очень хрупкое и тонкое, словно высеченное из загорелого хрусталя. Короткая стрижка, длиннющая лебединая шея и рука, держащая чашку с дымящимся кофе. Рука – как отдельное произведение искусства! Таких тонких и длинных пальцев я никогда больше не встречал.
- Ира, познакомься, это – тот самый Маслов. Помнишь, я тебе рассказывала? А это Ирина…
- Здрассте, на фиг, - присаживаюсь за столик напротив и натыкаюсь на взгляд, как на острый кинжал. Два каштана с нечеловеческой еврейской грустью, от которой тут же хочется бежать. При этом парализующая улыбка, заставляющая остаться на месте. Ее глаза тут же рассказывают мне всю нашу жизнь наперед. Мне становится невыносимо страшно, но понимаю, что уже поздно – наши взгляды встретились, а тела узнали друг друга. Даже если бы в тот момент я, сославшись на дела, свалил бы, она все равно нашла бы меня по запаху, по следам, по голосу, по… Это потом, спустя много лет, она станет для меня и окружающих Принцессой, а пока это шестнадцатилетняя профессиональная танцовщица с фигурой топ-модели и лицом с обложки глянцевого журнала.
- Ты же искал актрису для своего фильма – чем не актриса?!
- Вы снимаете кино?
- Все так думают. Хотите попробоваться?
- Хочу. Только через три я дня уезжаю на гастроли в Германию, а вот потом…
- В Германию? Круто! Привези мне чего-нибудь.
- Что именно?
- Ну, не знаю. Жевачки, например.
- Хорошо, привезу, - а сама хохочет, как ребенок.
- Ладно, я побег. Всем привет! Позвони, как вернешься, - глядя сверху-вниз, исследую ее ноги, каким-то невероятным образом сложенные накрест. Н-да! Разве в природе бывают такие ноги?! – Пока, пока.
- Пока, Маслов.
- Эй, а телефон? Я же не знаю вашего…
- Твоя подружка знает.
Торопливо уношу ноги, пытаясь перевести дыхание, и понимаю, что крепко влип. Я не знал, что это будет, но то, что Это будет чувствовал, как свершившийся факт!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Я так и знала! Фильм он снял не со мной, хотя, много раз мы об этом говорили, а со своей… бальницей! И еще хватило нахальства при мне восторгаться ее способностями. Что он в ней нашел – кожа да кости. Подумаешь, танцует и гастролирует по Европе! Вот так, Лолиточка! Все они одинаковые: наобещают с три короба, а потом появляется другая! Ну и что, что она моложе меня, зато выглядит старше своих шестнадцати. Эх ты, Маслов, Маслов, так и не понял, кто тебя по-настоящему любит! Не выдержала, и все рассказала Ленчику. А она так странно посмотрела на меня и говорит: «Разве у тебя кто-нибудь может увести мужика?! Ды ты посмотри на себя в зеркало и сравни с той, «ебальницей»! Просто возьми инициативу в свои руки, а не дожидайся, пока этот кобель о тебе вспомнит. В этой жизни, Лолита, ничего нельзя пускать на самотек - тогда и не утечет. Не давай ему отвыкнуть от себя». Ей хорошо говорить, а у меня такого еще не было, чтобы за мужика надо было биться! Все как-то наоборот получалось. Он точно ненормальный! Вот почему я о нем все время думаю?!»
***
Меньше, чем через месяц мы с Принцессой уже снимали одночастевку под устрашающим названием «Молох ведьм», сценарий к которому я, кстати, писал под Ло! Но она и слышать не хотела о съемках для ТВ в обнаженном виде. А Ира совершенно спокойно заехала за мной, и мы пошли в павильон, где все уже было готово.
- Волнуешься? Все-таки дебют, да еще в непростой ситуации. Кстати, ты своего парня предупредила?
- Волнуюсь… У меня одна проблема…
- Надеюсь, не дни?!
- Нет, но у меня… на спине несколько…
- Родинок? Это еще круче!
- Нет, не родинок, а прыщиков. Они перед днями появляются.
- Какая фигня! Припудрим, замажем, выдавим, откусим…
- Фу, дурень! – Она смеется, в шутку прижимаясь ко мне, а мне очень тяжело воспринимать это, как шутку. Перевожу дыхание, думаю о футболе, в котором ничего не понимаю – началось!
- Однако, приступим. Итак, ты – молодая девушка, не понимающая, что с ней происходит. Ночь, полнолуние, ты одна в своей комнате, просыпаешься в постели и чувствуешь, что рядом с тобой Некто. Ты не видишь его, только чувствуешь всем телом. Тебе одновременнно страшно и приятно. Пока понятно? - Смотрит на меня раскрывшимися от страха черными глазами, и я понимаю, что…
- Да, - дрогнувшим голосом, облизывая пересохшие потрескавшиеся губы.
- Этот Некто овладевает тобой, может, даже немного насилуя, но причиняемая им боль такая сладкая. До последнего момента ты пытаешься сохранять контроль над собой, но… башню сносит от неземных переживаний, и ты превращаешься в животное, которое похотливо стонет, визжит, бессовестно раздвигает ноги, когтями впивается в подушку, кусается, постоянно чувствуя его невидимое тело. Слушай, у тебя… это… такой взгляд, что и мне уже страшно. Может, пока не поздно?..
- Уже поздно, я готова.
В комнате трое: я, Ира и оператор-девушка. Всех остальных мы выгнали из павильона в соседнюю комнату, дабы не нарушали ауру. Признаться, у меня тоже возникло ощущение, что этот, Четвертый, действительно притаился во взбитой постели. А Ира покорно раздевается, и я впервые вижу ее тело! Самое запоминающееся – черные, как и ее глаза, соски. А еще – черный треугольник жестких вьющихся волос, скрывающий нечто и издающий одному мне понятный приторный запах влечения. Странно, но в тот момент я действительно не думал о ней, как о женщине – только образ не по своей воле возбужденной самки, сходящей с ума от неутолимого желания. Желания быть совращенной, изнасилованной, вульгарной, похотливой, распутной, дерзкой и естественной, как единственная женщина на земле.
- Света, готова? Ира? Начали!
Мне оставалось, затаив дыхание, наблюдать, как материализуется то, что я придумал в одну из своих бредовых бессонных ночей: Некто, явившийся на землю лишь для того, чтобы испытать чувства, которые нельзя передать ни на одном языке. Момент истины, когда сливаются души и тела в одном гортанном крике, вмещающем в себя все: боль, страх, ненависть, любовь, одиночество, наслаждение – все!
А еще мне показалось, что все происходит с моим участием, я просто смотрю на это как бы со стороны. Но тогда получается, что этим Некто в тот момент был..! Чур меня, чур! Даже, если и так, то стоит возвращаться на эту землю лишь для того, чтобы увидеть изнемогающую, выпотрошенную, источающую сводящий с ума приторный запах плоти женщину с закатившимися глазами и черными сосками!
Я видел, я чувствовал, как она кончает, и всякий раз крик становился все более хриплым и громким, превратившись в вопль взаправдашнего оргазма, называемого «Девятый вал»! А еще показалось, что и я на мгновение потерял сознание, когда она в судорогах рухнула в мокрую постель, тяжело дыша, будто умирающая львица. Прошла целая вечность, прежде, чем ее веки медленно распахнулись, открыв под объектив телекамеры взгляд, в котором может запросто утонуть целый мир! Взгляд Сфинкса, взгляд Вечности, взгляд Женщины!
***
Спустя много лет мы с Принцессой повторим то же самое, но уже с моим непосредственным участием – бесстрастная камера будет снимать наше безумие из-под потолка. Потом мы часто пересматривали этот фильм, и всякий раз испытывали те же чувства и ту же страсть – более завораживающего зрелища я в жизни не видел. А потом в приступе ревности Принцесса стерла эту пленку, лишив нас главного свидетельства нашей страсти. И хорошо, что вы ее не видели и никогда больше не увидите, но Тот видел и все про нас знает.
Как жаль большинство людей, стыдящихся этих чувств, боящихся самих себя и постоянно контролирующих все, что с ними происходит! Мне они напоминают школьных отличников, не позволяющих себе «непотребные» выходки в страхе наказания от классной и «неуда» за поведение в четверти. Не бойтесь вы! Ведь, если с вами человек, чье родство вы чувствуете кожей, вам нечего стыдиться – это же так прекрасно! Это единственное, ради чего мы на этой земле и это то, что примиряет нас с жизнью. Когда вы это поймете, может быть слишком поздно, то не сетуйте на унылую безвкусную прожитую жизнь, пролетевшую так быстро.
***
“Я ищу в женщинах не мудрых советчиц или умелиц вести умные разговоры, а люблю их только за то, что с ними можно спать.
Спать же со слишком умными женщинами, но уродинами – это то же, что ложиться в постель с Аристотелем, Сенекой или какой-либо другой книгой”.
Франциско де Кеведо-и-Вильегас.
***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!
вернуться назад 
 
Использование любых материалов сайта возможно ТОЛЬКО по согласованию с АВТОРОМ.
© "ПСИХОДЕЛЬАРТ". Создание и поддержка сайта - ГЕОКОН.
 
АКТЕРСКОЕ АГЕНТСТВО 
Татьяна Вербицкая
АКТРИСЫ  (98)
Анкета №44
Татьяна Вербицкая
1985 г.р.
подробнее...
Максим Шпаковский
АКТЕРЫ  (52)
Анкета №5
Максим Шпаковский
1975 г.р.
подробнее...
[ все анкеты ]  
Арт-обстрел"