Новости
Актерское агентство
Музыканты
Художники
Поэты
Киностудия
Реклама
Сценарии
Рецензии
Антрипризный театр
Арт-магазин
Мульки pro...
Контакт
наша кнопка
Театр-студия Андрея Маслова. Актерское агентство
партнеры
Сотников Сергей
Laternamagica ArtHause site
статистика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Rambler's Top100


 
Белый LOART
ПСИХО ДЕЛЬ АРТ - ЧТИВО 
ЛИЛИТ – первой и единственной Женщине на Земле – посвящается!

***
«…Лилит это воплощение женщины особого типа. В астрологии она выступает как обозначение альтернативной судьбы Человека. В греческой мифологии двойником Лилит является Эмпуза. В соответствии с еврейской традицией, Лилит это первая жена Адама. Из-за неравенства между Лилит и Адамом (особенно в постели) Лилит бросила Адама. Бог послал трех ангелов, чтобы они убедили Лилит вернуться к Адаму, который очень тосковал по ней. Ангелы пригрозили Лилит, что, если она не вернется к мужу, все ее дети, сколько бы их ни было, погибнут. Лилит не послушалась ангелов и стала жить с богом подземного мира Белиалом, а после него и с другими любовниками. Все ее дети действительно погибли.
Во всяком случае, человечество появилось только благодаря второму браку Адама, браку с Евой…»
ПАВИЧ.
***
Очень давно я сочинил псевдофилософское эссе “Моты, записанные однажды после полуночи”, и на первой же странице в опусе “Дом” появились эти строки:
”Пузатая тетя Лолита
нечесана ходит немыта…
За ней приезжает карета,
Cверкающая, как монета.
Садится Лолита в карету
И мечется тенью по свету…
И мечется тенью по свету…”
Откуда они взялись? И зачем я их записал? Знать бы наверняка!
***
Я проснулся оттого, что кто-то сидел на краешке моей постели и пристально глядел на меня. Знакомое ощущение, но в этот раз мне стало не по себе. Я потянулся рукой туда, где должна была спать Ло…
- Ее здесь нет, - приятный мужской баритон. – Я думаю, нам стоит поговорить без свидетелей, а ты как думаешь?
Этот кто-то озорно усмехнулся и затянулся сигарой. Да, я почувствовал именно аромат хорошей гаванской сигары. Мне и самому до чертиков захотелось курить. Я щелкнул выключатель торшера – короткая вспышка и… темнота! Еще более плотная и прохладная.
- Подумаю об этом завтра, - вспоминаю, что я совершенно голый, поэтому натягиваю плед под подбородок.

- Хочешь курить? Могу оставить, - огонек сигары, описав дугу, подплыл к моему рту.
- Спасибочки, я на такие не зарабатываю, - шарю пальцами по тумбе в поисках сигарет. Кажись, они кончились еще вчера. Сглатываю слюну и прикрываю глаза – темнота при этом стала другой: искрящейся и теплой.
- Представиться или?.. - В голосе гостя звучат нотки сарказма.
- Догадываюсь, - пытаюсь хамить, но получается как-то вымучено и наиграно.
- Вот и ладненько. Что собираешься делать? – Огонек сигары внезапно гаснет с характерным звуком, будто на него плюнули.
- Зарядка, душ, кофе, утренний стул…
- Ты пропустил «утреннюю сигару», - по-моему, он издевается, но бить морду пока не решаюсь. Да и все равно ее не видно в этой скотской темноте. Почему в июне такие темные ночи? А где фонари под домом, звезды, где луна, в конце концов?! Прямо там: черная ночь, черная комната и Черный человек! Не хватает еще черной кошки.
- Ценю ваш юмор.
- А потом?
- Потом засяду за роман, - сам не верю в то, что говорю. Роман стоит уже две недели, и продолжать его для меня все равно, что написать новый – лом!
- Думаешь, он кому-то нужен? Кроме тебя, разумеется. Мне кажется, ты страдаешь паранойей: придумываешь себе игрушки, а потом навязываешь их другим. И игрушки и игру.
- Его же раскупают, значит, «это кому-то нужно», - понимаю, что этот… прав.
- Ты же знаешь, что я прав. Могу предложить остроумный компромисс, который устроит всех.
- Сжечь? Спасибо, мне уже предлагали. Да и после Гоголя все это пахнет плагиатом.
- Вона, как ты высоко берешь – Гоголь! Да не жег он никогда свои рукописи - кишка тонка. Исписался и придумал правдоподобную историю с кремацией. Тоже вариант: ходишь несчастный и всем так грустно ябедничаешь: «А я третьего дня рукописи сжег! Вон руки в саже, полюбуйтесь». Мишка Булгаков? Да, тот сжег, врать не буду. Сжег и тут же написал заново, по горящим следам, так сказать. И Селлинджер ничего не прятал в самовозгорающийся шкаф – там лежит обыкновенная писчая бумага. Чистая. Так что, и этот вариант не для тебя.
- А какой для меня? Не писать? Надо же чем-то занять себя в промежуток между утренним стулом и вечерней пьянкой. Может, дорогу крестьянам строить?
- Снова наполеоновские комплексы! Предположим, что я хочу его… выкупить? Со всеми правами на переиздание, экранизацию, инсценировку… Деньги вперед: наличные, в любой валюте, мелкими купюрами.
- Где-то я об этом читал… Или писал. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать»?
- Много денег. Все проблемы моментально решены: бытовые, жилищные, материальные – все! У тебя же со всем этим не очень-то?
- Н-да, и что?
- И все! Утром просыпаешься «подпольным миллионером Корейко». Звонишь Ло, назначаешь встречу в самом фешенебельном ресторане, за обедом даришь ей бриллиантовое колье и делаешь предложение, от которого ей невозможно отказаться. Все будет чисто, обещаю.
Я задумчиво ковыряюсь в носу, благо темно, как у негра в…, и он ничего не видит. Заодно вспоминаю фешенебельный ресторан и места, где нормальные люди покупают бриллианты.
- И..?
- В этот же день покупаешь приличную тачку, и вы сутками мотаетесь по ЮБК, отбирая ландшафт на берегу для строительства своего загороднего дома.
Вспоминаю, что права у меня отобрали лет –дцать назад за… Так это же было 1 января, в девять утра! В той стране хоть от кого-нибудь не пахло в это утро?! А если за руль сядет Ло, то доедем мы с ней, в лучшем случае, до ближайшего морга.
- И..?
- Ты и вправду тупорылый, как говорила Санча.
- Про меня она так не говорила!
- Скажет, когда узнает, от чего отказывается ее папочка. Потом вы с Ло уедете на горнолыжный курорт в Австрию – на лыжах давно не стоял, поди?
Вспоминаю Эльбрус и Чегет… Вот, скотина, знает, на что давить!
- Свою яхту сможете швартовать в Херсонесе. Знаешь, какие сейчас яхты строят – были бы деньги! Вы с Ло вдвоем в открытом море, купаетесь нагишом, а вокруг – ни души! Ты, Ло и яхта с неограниченной автономией.
Если Ло будет купаться нагишом, то наша яхта никогда не снимется с якоря. Да, но…
- Погоди ты, не горячись. Это еще не все. Откроешь свой театр, частную киностудию… Снимай – не хочу, ставь – не переставь! Как насчет личного реактивного самолета? Полтора часа и вы с Ло в Париже.
Вот, сволочь! Ой, сволота!
- И все это за каких-то семьсот страничек бездарного текста. Да это же сделка века, дурень! Ну что, по рукам?
Подальше от соблазна засовываю руки между ног. К тому же, там теплее.
- Огласите, пожалуйста, весь список.
- Послушай, у меня нервы тоже не железные. Список бесконечен, все будет зависеть от твоей фантазии, а уж какая она у тебя «богатая» все знают.
- Позвольте полюбопытствовать, вам-то роман зачем? Плач графомана о тяжелой судьбинушке…
- Тебе какая разница, если я предлагаю космическую цену?!
Нервничает, подонок! Снова раскурил свою роскошную сигару, а тут лежишь, как поц, и слюни глотаешь. Во всем доме даже «бычка» не осталось, да и денег на «утреннюю сигару», кажись, нет, поэтому стул без эксцессов видится утопичным.
- Если бы ты знал, сколько женщин в этом мире ждут твоего правильного решения! И Ло - в первую очередь. А он лежит кочеряжится. Тебе в любом издательстве за это говно заплатят максимум пятьсот гринов, которые ты тут же отдашь за долги. Ну, может, останется на попойку с дружками. Сумму, которую даю я пропить невозможно!
Ну, это он загнул! Пропить можно все, если поставить такую сверхзадачу. А на сдачу – бриллиантовое колье, «альфа-ромео», особняк, театр, киностудия, реактивный самолет, яхта и… обнаженная Ло, барахтающаяся в море. На фига, спрашивается, рядом с обнаженной Ло горные лыжи, тачка, колье, самолет – не могу понять, отчего становится очень смешно
- Смеешься? Ну, смейся, смейся! Хорошо смеется тот, кто смеется без последствий. Есть и другая сторона контракта, я не успел ее огласить…
Пауза. Тишина. Слышно, как смачно затягивается сигарой мой незваный благодетель. Уже от одного табачного дыма мне жутко захотелось по большому. Придется терпеть, хотя, предупреждаю: могу и пукнуть!
- А ты – гордый мальчик, но… глупый. Ладно, переходим к плану «В»: если сделка не состоится, я просто отберу ее у тебя. Навсегда! Понимаешь значение слова «навсегда»? Вот так вот запросто: сегодня она есть, а завтра – нет!
Я мгновенно покрываюсь ледяным потом. Виски пульсируют, словно два зародыша.
- Кстати, второй вариант для меня более выгодный, ведь, если ее не будет… ты сразу перестанешь писать, а я сэкономлю целое состояние. Без нее ты не напишешь ни одной строчки, так что, при всем богатстве выбора, альтернативы у глупого мальчика нет!
Огонек сигары снова описал большую дугу, замерев у моих губ.
- Глупо обещать, что я буду дожидаться твоего ответа до рассвета. О, стихами заговорил! С кем поведешься… Ровно одна минута!
В этот момент я увидел зеленоватые искрящиеся цифры электронных часов – откуда в моем доме взялись такие часы? «Вначале быЛо сЛово. И это сЛово быЛо у Ло! И это сЛово быЛо «Ло»! Цифры в воздухе высветили «54» и тут же «53». А потом «52»
- За что вы ее?.. Тогда уж лучше меня, она-то тут при чем?!
- Ты что, всерьез считаешь меня мерзавцем, убийцей, дешегубом или врачом-вредителем? – Цифры вдруг прекратили свой панический бег, остановившись на «42». Прямо «С Днем рождения» какое-то! – Нет, все гораздо прозаичнее. Для этого не надо автокатастрофы, самоубийства, несчастного случая, врачебной ошибки – это для дилетантов! Просто твоя Ло завтра же уйдет из хронической нищеты и беспросвета в «светлую счастливую жизнь», которую ей нагадали, как она говорит. Она уйдет к сытому преуспевающему самцу, который не будет ее любить, зато будет пользовать по необходимости и содержать в «нормальных условиях»! Думаешь, ей так уж нужны твои говенные стихи и романы? Нет, ей нужен полный пансион и уверенность в завтрашнем дне. А без нежных чувств, «свиста ветра в ушах» и спанья «ложками» она уж как-нибудь обойдется. Обходилась же до тебя. Все так живут и ничего, счастливы. А чем она хуже? Какая там любовь?! Любовь должна подтверждаться материальными благами, а не сопливыми строчками, иначе это уже не любовь, а черт-те что!
Цифры вспыхнули и вновь побежали вспять. Никогда еще не видел более наглядную модель скоротечности нашей жизни! Значит, с ней ничего не произойдет! Будет счастливой содержанкой, зато обеспеченной и вечно молодой Лолитой! Тогда на фига мне этот роман, если дается такой ценой?! Он же не принес счастья нам с Ло, и, похоже, не принесет уже никому. Тогда зачем все это?
- Простите, - слышу, как дрогнул мой голос, а цифры остановились на «28». В 28 лет я нашел свою Ло! – Зачем вам понадобился именно «Loart»? Разве нет других романов и других писателей? Более успешных и знаменитых – не то, что я. Может им предложить?
- Я бы не торчал здесь и не тратил бы попусту время, - неожиданно зло выпалил он. Потом взял себя в руки и добавил еще более низким голосом: - Во всех твоих паршивых книжонках есть всего две фразы, - он выждал классическую паузу, - которые, как считают очень важные господа, людям читать… преждевременно! Это раз. Во-вторых, если вас оставить вместе, то сдуру или спьяну ты можешь ляпнуть еще что-нибудь… несвоевременное. Так что, моя миссия благородна: я как санитар леса избавляю его от… нежелательных сочетаний букв и слов.
Цифры, как шальные, сорвались с места и побежали с удвоенной скоростью: 14, 13, 12… Что же мне делать, Ло?! Почему тебя нет рядом?! Как мне тяжело, господи, принимать это решение в одиночку! Ло, главное, чтобы у тебя все сложилось хорошо, и я не утащу тебя в свой мир - ты еще слишком слаба для него.
- Пош-шел ты к черту, коз-зел! Можешь воспользоваться моей яхтой, даже самолетом. Тачку тоже прихвати, она твоя. Лыжи не забудь, а колье засунь себе в..!
- Я в курсе. Не рви жопу, глупый мальчик! Ты сделал свой выбор, вот и оставайся подыхать здесь в одиночестве. Облеванный, никому не нужный непризнанный гений и «никтожество» с желтым гульфиком! Ха-ха! Она была права! И благодари ее за подаренные две фразы – именно они спасли твою жалкую жизнь! Увидимся!
Последнее, что я почувствовал, прежде чем провалиться в свой ночной кошмар – шипение окурка сигары у меня на груди и запах паленого человеческого мяса. Я люблю тебя, Ло!
***
«С тревожным чувством берусь я за перо. Кого интересуют признания литературного неудачника? Что поучительного в его исповеди?
Да и жизнь моя лишена внешнего трагизма. Я абсолютно здоров. У меня есть любящая родня. Мне всегда готовы предоставить работу, которая обеспечит нормальное биологическое существование.
Мало того, я обладаю преимуществами. Мне без труда удается располагать к себе людей. Я совершил десятки поступков, уголовно наказуемых и оставшихся безнаказанными.
Я дважды был женат, и оба раза счастливо.
Наконец, у меня есть собака. А это уже излишество.
Тогда почему же я ощущаю себя на грани физической катастрофы? Откуда у меня чувство безнадежной жизненной непригодности? В чем причина моей тоски?
…Суетное чувство тревожит меня. Ага, подумают, взомнил себя непризнанным гением!
Лист бумаги – счастье и проклятие! Лист бумаги – наказание мое…»
Сергей ДОВЛАТОВ.
***
На мне белый халат, под которым голубое операционное белье. Мне двадцать семь с половиной лет, а я врач-реаниматолог, что нелепо само по себе. Сижу во втором ряду актового зала родильного дома и спрашиваю себя, что я здесь делаю? Вокруг коллеги, как они себя называют; впереди начмед и главврач; позади – сестры, акушерки, санитарки и прочая родовспомогающая сволочь. Девять с минутами утра. Мы сдаем смену, стало быть, кто-то ее принимает.
- Родильное отделение, пожалуйста. Дежурная акушерка … Лолита…
- За ночь в родильное отделение поступило…- странный голос: смесь «гэ»-кающего диалекта и высокая звенящая тональность.
«Не оборачивайся!» - говорю я себе и… оборачиваюсь. Глаза – больше ничего! Голубые – вполнеба - под высоким белоснежным колпаком, небольшие припухлости после бессонной ночи (как часто теперь я буду видеть их совсем рядом, на расстоянии дыхания). Тонкий курносик и большой чувственный рот. Я отворачиваюсь и ладонями прикрываю глаза – дежа вю!
Слева над ухом раздается вкрадчивый шепот: «Не притворяйся, ты узнал Ее! Ты должен был Ее узнать, а она тебя – нет. Но это ненадолго!»
Резко оборачиваюсь на звук – полусонная пожилая акушерка борется с тяжело нависающими веками.
Теперь тот же голос изнутри: «Она? Она, Она!!! Ее зовут…»
***
- Тебя и вправду зовут…
- Все так спрашивают. Да.
- Подходящее имя для необычной внешности. А что, если я предложу тебе сняться в фильме?
- Вы снимаете фильмы?
- Ну да. Так, для себя. Попробуешь?
- Хорошо. Когда?
- Когда ты свободна?
- Завтра после дежурства. Это далеко?
- Нет, к сожалению, я живу рядом.
- Почему «к сожалению»?
- Потому что в случае чего меня пытаются дернуть на подмогу или на замену.
- А вы?
- А я не дергаюсь. Значит, завтра около десяти?
- Да, наверное… Да.
- Запиши мой телефон.
- Ой, мне не на чем.
- Давай на изнанке халата.
- Странно все это…
Почему-то показалось, что правильней было бы называть ее «Ло». Не знаю почему.
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Какой-то он странный. Мне девчонки говорили, что он – бабник, ни одной юбки не пропустит, и что бы я была поосторожней. Я даже старалась не встречаться с ним взглядами и делала вид, будто не замечаю. Он тоже не замечал меня, или у него такая тактика соблазнения. А тут столкнулись в палате лицом к лицу – куда мне деваться?! Поздоровались. Он очень трогательно разговаривал с больной, потом осматривал ее, а я все время стояла рядом – вдруг что-то понадобится. Потом так запросто пригласил меня покурить. Мы спустились в подвал: пол-первого ночи, все спят, и мне стало немного не по себе. Нет, он не из тех, кто сразу же к делу, он какой-то… воспитанный. Предложил мне посмотреть его фильмы – он еще и кино снимает – вот, чудак! А я не смогла отказаться… Или не захотела? У него такой завораживающий голос и умные глаза. Кажется, будто с ним не надо даже разговаривать, он все понимает без слов. Договорились, что назавтра после дежурства я к нему зайду (он, оказывается, живет недалеко), тем более что Настя все равно уже будет в садике, и у меня времени до пяти. И совершенно он не такой, как говорят!»
***
Странно, чего человеку в жизни не хватает?! Имею в виду себя. Море, солнце, книги, друзья, любовницы, работа… Так ведь нет же, ему еще подавай то, чего в жизни не бывает. Бывает, конечно, но не так уж часто и не у каждого – Единственная! Жопой же чувствовал, что не все так просто с Единственными, а тут еще на глаза попалась историческая справка о Лилит… Приехали! В ней же перечень преступлений на несколько пожизненных! Но ведь каждому хочется хоть разок переночевать с королевской коброй, чтобы испытать прикосновение вечности или беспамятства. Все-таки, мужики – мазохисты!
Спустя много лет Ло произнесет мудрую фразу: «Нам с тобой не живется, потому что мы одинаковые и никто не захочет уступить. Два медведя в одной берлоге не уживаются»! И вправду что. Казалось, что – пиздец, а оказалось, что… не казалось!
Мне, конечно, до Адама далековато, но вот Лилит и Ло – однояйцевые близнецы! Первая и вовсе накормила членами весь Священный Ареопаг и улетела к теплому морю (надеюсь, не к Черному!). Вообще, папаши, когда называете свою дочь каким-нибудь странным еврейским именем – Лолита, например, - то загляните хотя бы в БСЭ и поинтересуйтесь, что сие значит и чем это отрыгнется таким, как я.
А ведь Тот сотворил Адама и Лилит равными (имеется в виду, из одной кучки), в отличие от клонированной из ребра Евы. Эмансипация – это ветхозаветное изобретение, а не климактеричные фантазмы Клары Цеткин и Розы Люксембург. Лилит вовсе не собиралась отказываться от полученных полномочий. Адам, понятное дело, как-то сразу скуксился и пошел стучать, дескать, чморят со страшной силой. Тот попытался вяло вступиться за любимчика, но тоже выгреб по полной. Ангелы не по-детски наехали на беглянку, но та и их отымела в полный рост! Они ее шугать, мол, замочим влегкую всех твоих выкормышей, а она: «Око за око, зуб за зуб»! И понеслась … по кочкам! А вы мне покажите хотя бы одну женщину, которая спокойно смотрела бы, как губят родную кровинушка! Лилит в ответку стала гнобить рожениц и новорожденных…
(Только сейчас подумал: почему Ло так долго работала в роддоме?! Будем считать это случайным совпадением - как много их будет в романе).
Лилит очень быстро нашла замену инфантильному Адаму. Самаэль даже по нонешним меркам – мачо, а не чмо! А еще Лилит по ночам для развлечения потрахивала неженатых одиноких мужчин, дабы забрать у них жизнь вместе со спермой. Теперь тот, кто скажет, что Ло непохожа на Лилит, пусть бросит в себя камень!
***
«…Образ Лилит как бы двоится – это прекрасная соблазнительница и в то же время злой дух, губящий рожениц и младенцев. Эта двойственность восходит к каббалистической традиции, а также к более древней традиции, сложившейся в талмудическую и, возможно, доталмудическую эпоху. В обоих случаях Лилит – губительница как новой жизни, так и человеческой души, и в том и в другом случае ее чары ведут к тому, что имя человека, загубленного ею, исчезало из памяти людской».
Елена НОСЕНКО.
***
Интересно, как бы я поступил, если бы прочел такие тексты до момента нашего знакомства? Да и много ли мужчин устояли перед чарами Лилит и ее милых дочурок?!
Вслед за Адамом каждый из его сыновей вправе сделать выбор между Лилит и Евой. По мне так лучше вселенская Вагина, чем скучная мещанка с закосом под благонравие. Подтверждением тому – сей манускрипт.
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Когда я впервые вошла в его комнату, тут же появилось ощущение, что я здесь уже была! Да, много раз, и мне было здесь хорошо. Не знаю, откуда это взялось, но так я почувствовала.
Он показал мне слайды со своими голыми бабами! Зачем, ведь мне это неприятно?! Хотя, они такие свободные и раскованные, а еще это очень красиво! Маслов фотографирует только тех, кто, как он говорит, «может передать чувственность не тела, а души». Богема! Зачем тогда ему понадобилась именно я?! Конечно, на слайдах девицы, как модели из журналов, а я… простая акушерка. Что он во мне нашел? И смотрел на меня так странно, но… ничего не было! Даже намека на приставание или интим. И вдруг, мне до одури захотелось, чтобы Маслов меня изнасиловал или взял силой, но он в это время варил кофе. Кофе, кстати, очень вкусный – никогда такой не пила: со специями, на песке, да еще и с коньяком! И, хотя времени у меня вагон, все-таки распрощались, а он даже не пошел меня провожать. Напомнил свой номер телефона и уже в дверях улыбнулся, чмокнул в щечку и сказал: «Увидимся». Вот и все! Да и я посмотрела на мужчин другими глазами. Оказывается, бывает и так, что не сразу в койку».
***
«Мне сон приснился: я одна
В ущелье темном. Тишина
Хоронит звуки. Солнца луч
Здесь редкий гость, и из-за туч
Не видно звезд. Здесь водопад
Окаменел сто лет назад
И испарения болот
Кружат мне голову, но вот…
Какое счастье – ты пришел!»
***
- Маслов, привет!
- Привет, огурец!
- Сам ты «огурец»! Пойдем сегодня куда-нибудь?
- Да мне как-то в лом. Только что с корта вернулся, затраханный донельзя.
- Кто кого?
- Никто вроде бы никого, в теннис играли. Он продул. А я – наоборот: 6:4, 6:2, 6:2!
- Выставлялся?
- А то! «Комплексный обед».
- Везет тебе. Хочешь, я приеду?
- Валерик, давай уже до завтра…
- Я не доживу до завтра. Встречай!
Мы гуляем по берегу. Валерка мило дурачится, брызгается соленой водой, запрыгивает на плечи, а я… Почему-то я думаю о… Ло! Странно, почему? У меня на «баранах» сидит распрекрасная девушка, которая, как мне кажется, безумно влюблена. Когда она сидит, ее попка превращается в огромную раскрытую чашу, заполненную вечно-жаждущей плотью, смехом, неожиданно-накатывающейся грустью, слезами, внезапными быстропрекращающимися депрессиями, вялыми упреками по поводу нашей долгой нерасписанности, отсутствием ребенка и еще много чем, что, как выясняется, здорово отравляет жизнь любой женщины и мало беспокоит мужчину. Она славная, но именно в этот момент я думаю о… Ло! И Валерка это чувствует. Кажись, чувствует. Она неуклюже спрыгивает с плеч, отходит от меня на несколько шагов, поднимает с земли отполированное зеленое стеклышко, смотрит сквозь него сначала на солнце, потом на меня и произносит:
- Маслов – дурак! Ты – дурак, потому что не понимаешь, как тебя..!
Я действительно дурак, потому что не понимаю, как меня любит эта красивая девушка, по которой сохнет каждый, кто ее увидел. А она безразлична к их стандартным знакам внимания, к их комплиментам и предложениям, потому что «по уши влюблена в дурака». А я - нет, к сожалению. Вернее, я тоже влюблен, и почти каждую ночь (часто и днем) мы терзаем наши тела, выгрызая друг из друга знаки любви, признания и что-то еще. Все это длится почти два года, но чувства от этого не притупляются. Понимаю, что «как истинному джентльмену» мне пора бы уже сделать предложение, получить его, готовиться к свадьбе, подумать о гнезде, детях, общем хозяйстве… Но мне, дураку, не думается. А думается, как истинному дураку, что я сниму или напишу нечто такое, что удивит не только меня, но, может быть, еще кого-то. А это Нечто я хочу снять с Ло!
Валерик подходит ко мне, хватает ладошками за голову, смотрит, не мигая, в глаза и… плачет!
- Ты меня бросишь, да? Ты же меня обязательно бросишь, почему ты не скажешь это прямо сейчас?! Я же сильная, я не расплачусь, - а у самой слезы катятся по щекам, усеянным милыми конопушками, и попадают в полураскрытые губы.
- Я не брошу тебя, Валера! С чего ты вдруг об этом заговорила?
- Мы слишком давно знакомы, поэтому я научилась читать твои мысли.
- Вот как?! Детектор лжи? О чем же я сейчас думаю? Давай, что же ты молчишь? – Хватаю ее пальцами за шею и в шутку душу.
- Ты весь в каких-то планах, да? Тебе грезится некая Принцесса, с которой ты…
- С которой я?..
- … занимаешься любовью!
- Где занимаюсь?
- На краю обрыва. Нет, в пещере под обрывом. Прямо сейчас. Угадала?
- Не угадала, а накаркала. Стой так. Замри!
Выхватываю из рюкзака фотоаппарат и делаю несколько роскошных снимков. Заходящее солнце так изысканно разбросало блики по ее лицу, что теперь оно напоминает бронзовую маску египетской или перуанской царицы. Может принцессы. Мы спускаемся по камням в нашу любимую пещеру, и я… перестаю думать о том, что хотел удивить чем-то мир. А уж тем более, о Ло! Откуда вообще мне в голову пришло это имя, ведь ее зовут совсем по-другому?!
***
«Красивые женщины и умные мысли никогда не приходят одновременно».
Михаил ЖВАНЕЦКИЙ.
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Я не выдержала и позвонила ему с работы первой. Вот я проститутка, никакой гордости! А мне тут наговорили, что он «котяра конкретный»: ни шампанского, ни цветов, ни в кино, ни в ресторан – сразу сдирает одежду. Все удивились, что он уже приглашал меня к себе и… без продолжения. Сказали, что, либо я вру, либо это был не Маслов. Дескать, у него еще с реанимации репутация кобеля.
Так вот сегодня утром я не выдержала и позвонила. Пришлось шифроваться, потому что звонила с поста, и рядом постоянно кто-то был. Говорила намеками, но он понял. Такой приятный голос, аж в голове зазвенело! Предложил зайти в удобное время «безо всяких» – у него выходной, и он валяется в постели. Везет же. Интересно, с кем он валяется, или кто от него утром ушла? Вообще, вокруг его имени ходит столько легенд. Что он несколько раз был женат, что его поперли из реаниамации за то, что «вода в жопе не держалась и постоянно искал правды». Что собрался защищать диссертацию в Москве. Что недавно вернулся из Армении после землетрясения и с психикой не все хорошо! Странно, я этого не заметила. Еще говорят, что у него тысяча любовниц, и он всех их любит… Интересно, это как?! Что он - извращенец, не брезгует групповухами и всякими экспериментами в постели. И, вообще, что он – ненормальный, и чтобы я держалась от него подальше. А меня, наоборот, тянет к Маслову, сама не пойму, из-за чего! Вот, зачем, спрашивается, я ему позвонила? Подумает, что я такая же, как и его «натурщицы», сама напрашиваюсь. Но ведь он первый не позвонит – сразу видно. Все, надо что-то придумать и отпроситься с работы. Интересно, есть у него кто-то? Постоянная. Наверняка. У такого «странного» мужчины не может никого не быть! Наши при слове «Маслов» из штанов выпрыгивают, чтобы узнать, в каких я с ним отношениях. Не скажу им ничего!»
***
Странное ощущение: описывать события двадцатилетней давности с высоты нынешнего возраста, опыта, вероисповедания, пола, развращенности, искушенности – всего того, что люди называют мудростью! Но не дождетесь – я ни разу не пожалею о прошлом, я никогда не захочу вернуться назад, чтобы что-то изменить или исправить! Как и Корчагину, мне не стыдно «за бесцельно прожитые годы» и, уж тем более, ничего не хочется менять ни в прошлом, ни в настоящем, ни даже в будущем. Ведь одна ночь искренней любви стоит тысячи и одной ночи, проведенной с чужим человеком в чужой постели, хотя телодвижения практически идентичны. Может и вправду, если души не трахаются с телами синхронно, то это скорее напоминает физкультуру. А физкультуру я ненавидел с детства! Вот и получается, что я – самый счастливый человек, который не сожалеет о прошлом, наслаждается настоящим и спокойно дожидается будущего.
Да, люди нуждаются в сексе также, как они нуждаются в пище, во сне, в сигаретах, пиве, коньяке, улыбках, нежности… Так отчего же мы так редко признаемся в этом?! Каждый день я вижу вокруг постные мины невытраханных женщин (Чеховское: «Если женщина не визжит ночами, она шипит днем»!) и изголодавшихся мужчин. Ужас! Почему бы ему не подойти к ней и, нахально глядя прямо в глаза взглядом следователя ГПУ, не спросить: «Сударыня, не надо слов, я все понимаю. Такая же фигня! Так... это... может, исправим всю несправедливость и перекос?» Уверен, что утром на работу в разные учреждения пришли бы совсем другие сотрудники – счастливые, полные желания работать, излучающие любовь к ближнему. Жаль, что я не министр труда! Первым делом я издал бы указ, запрещающий приходить на работу невытраханным, или объявлявший такой день прогулом. Без выплаты пособия. Что там указ, я бы пошел дальше: при каждом отделе я ввел бы штатные должности «Вахтенный трахальщик» и «Дежурная трахальщица», можно из числа добровольцев-сотрудников, а можно из наемных, пришлых. Не думаю, чтобы эти вакансии пустовали. Между прочим, в функции массажистов женской олимпийской команды ГДР входил и обязательный предстартовый трах! Кстати, после такого «массажа» происходит примерно то же, что и после приема мощных допингов! Секс – это самый сильный стимулятор жить! Не верите – попробуйте вместо водки или транквилизаторов в период депрессии. Сразу захочется жить и работать, как завещал великий Леннон!
Преждевременное старение и болезни женщин, алкоголизм и смерть мужчин в сорок с небольшим – суть «болезнь неотреагированных эмоций». Инфаркты, инсульты, сахарный диабет, гипертония, избыточный вес, фибромиома, аденома простаты… По-моему, люди сами хотят болеть, а ведь лекарство всегда при вас! К тому же, оно вовсе не горькое, напротив, райски-сладкое. Но нет, если человек после сорока (в особенности женщина!) приходит утром с блядскими глазами и засосами во всех видимых частях грешного тела, то его предают осуждению. Но стоит ему (тем более ей!) придти с такими же «засосами», но не от мужских (или женских) губ, а от банок и пиявок – такого мы всячески жалеем и сочувствуем! Вам тоже смешно? Какое счастье, что я всю жизнь работал лишь там, где комплекс недотраханности лечился прямо у станка без отрыва от производства. А работай я, скажем, в штабе флота или в ментовке, то… Впрочем, время и место всегда можно найти, было бы желание больного к исцелению.
Я вовсе не призываю к хаотичному соитию по принципу броунинговского движения, нет! Только по обоюдному влечению и в гомеопатических дозах. Кстати, открою большой мужской секрет: среди прочих равных условиях мужское внимание больше привлекает именно свежевытраханная женщина! От нее исходят такие сильные флюиды вечного желания быть совращенной и вытраханной, что невольно приходят в движение такие мышцы, о существовании которых мужчина давно уже не вспоминал.
Что-то я увлекся – как бы роман не превратился в практическое пособие по сексопатологии. Хотя, почему и нет?! Даже в этом случае я буду удовлетворен полученным читателем результатом. Искренне желаю вам удачи!
А тем временем рвану-ка я лет на –дцать назад, ведь там было так хорошо! Сейчас тоже неплохо, но о дне сегодняшнем я напишу, следуя традиции, лет через –дцать. Жаль, что многие из вас это не прочтут, ведь вам так нравится болеть и умирать. А мне – нет. Мне нравится жить и писать. Или писать и жить? Хер его знает!
***
Через два дня повторилось все то же: кофе, слайды и мои фильмы. Первое соприкосновение тел и взглядов. Пробовали играть в изнасилование: она не так, чтобы сопротивлялась, а я не так, чтобы насиловал. В результате – неуместная эякуляция и ее искреннее желание загладить вину. По дороге на остановку она тихо произнесла: «Ну и шлюха же я! Чуть не изменила мужу!» Почувствовал, что я подонок, а она не шлюха! Она – Ло!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Сегодня утром «это» случилось! Нет, не совсем случилось, но мы были близки к этому. Виновата я, дура! Все, как во сне: он вдруг странно посмотрел на меня, подошел, обнял, прижал к себе (от него так приятно пахнет. Не одеколоном, а телом и чем-то еще) и поцеловал. Сначала в глаза, а потом в… губы! Я чуть не умерла, но пыталась держать себя в руках. Наверняка, все это он проделывает много раз в день со своими… Я же не такая. Поэтому, когда он начал стаскивать с меня свитер, я стала отбиваться. А самой хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно! Не хотела, чтобы все закончилось сразу. Тогда он расстегнул мои джинсы, а я случайно (правда случайно!) задела его локтем по носу. Маслов улыбнулся и сказал, что роль насильника не для него! И вышел из комнаты, а когда вернулся, то хмыкнул: «Если стану импотентом, то приду жить к тебе»! Знал бы он, сколько раз кончила я, пока мы боролись! Он чудный и ни на кого непохожий!»
***
“…Как живется вам с стотысячной –
Вам, познавшему Лилит!

…Как живется вам с земною
Женщиною без шестых
Чувств?
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин –
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?”
Марина ЦВЕТАЕВА.
***
Однажды ночью на дежурстве меня вызвали осмотреть больную после кесарева сечения. Четвертый час ночи: больная, Ло и я. На ней под халатом красное платье и странной конструкции колпак на голове. Суетится возле больной, меняя ей «судно».
- А где санитарка?
- Мне ее стало жаль - все-таки пожилой человек. Мне не трудно.
Господи, ну почему именно эта женщина должна всю ночь выгребать дерьмо по колено в крови, моче и прочих выделениях?!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«…Сегодня он впервые мне приснился… Мы ходили по заброшенному саду в его Херсонесе. Вокруг рос какой-то необыкновенный мягкий мох, и лежали опавшие огромные листья. Он собрал из этих листьев букет и… подарил мне! При этом даже стал на колено! А потом поднялся и… поцеловал меня в губы!!! У меня аж дыхание сперло - так нежно он поцеловал. Никто не целовал меня так, как он! Жаль, что во сне. А после этого все и случилось: он сорвал с меня всю одежду и повалил прямо на землю, такую мягкую и теплую! Я заорала от страха и счастья, а проснулась от собственного крика. Хорошо хоть не разбудила Настю. Пошла на кухню, согрела чай и до утра курила, вспоминая сон и наши встречи. Чем он так привязал меня к себе? У меня же муж, и еще... Но они другие, там все понятно - надо мужику, а с Масловым никогда не знаю, как вести. Ужас! Пропала, девка!»
***
- Привет! Дрыхнешь?
- О тебе думаю.
- Врешь, поди?
- Не-а, правда.
- Хочешь, я приду сейчас?
- А ты где?
- На работе, но что-нибудь придумаю и вырвусь к тебе на кофе.
- На кофе?
- Вот, нахал, совращает невинную девушку!
- Да, тебя совратишь, как же!
- Так мне приходить, или ты… не один?
- Один, глупенькая! Приходи.
- Ура! Бегу.
Открываю дверь в домашнем халате на голое тело. Обжигающие поцелуи в коридоре, и вот она уже в комнате. Варю кофе. Наливаю по капельке коньяку.
- Постель не убрана, значит, ты еще спал?
- Тебя ждал в засаде.
Странный взгляд. Она потянулась, обвила руки вокруг шеи и, прикрыв глаза, впилась зубами в мои губы. Удар током. Какое-то безумие (это словосочетание будет повторяться слишком часто)! Я нашел Ее! Я наконец нашел Ее!!!
Мы лежим на взбитом диване и тяжело дышим. В моей голове никаких мыслей – она пуста, будто я только народился. Мысли появляются значительно позже, после того, как тишина нарушается строевым шагом роты матросов прямо под раскрытым настежь балконом. Я вскакиваю и за руку вытаскиваю ее на балкон. Ощущение, будто мы принимаем парад на трибуне Мавзолея. Внезапно прорезавшимся командирским голосом ору: «Равнение на-а-ле-во»! Матросы «повелись» и, как один, вместе с мичманом, повернули головы в наши стороны! Ло напряглась, как пойнтер на охоте, но прятаться было поздно: под нами в парадном строю шли краснофлотцы с открытыми ртами, а я приветствовал их троекратным «ура»! Вот так мир впервые увидел меня и Ло! Не уверен, что миру в лице роты черноморцев зрелище понравилось, но и вреда особого не нанесло. Не знаю, как в отношении обороноспособности.
Мы вернулись в прохладу комнаты, и я увидел ее грустные глаза с вопросом “что дальше”? Молча пьем кофе, и она убегает на работу. Без проводов.
Через день все повторяется, потом еще, еще, еще… Каждый раз бросаемся в объятия друг друга, словно быки на шпаги матадоров. Мир разделяется на нее и прочих. Трудные объяснения с ее предшественницами, слезы, угрозы, мольбы. Что я могу поделать, ведь пришла Она! Пришла за мной!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Боже! Это произошло! И мне не стыдно перед мужем, ведь Маслов меня практически изнасиловал! Я долго отбивалась, но он был такой настойчивый… Еще я выпила коньяка, совсем немного, чтобы потерять голову. Нет, я этого не помню, значит, ничего и не было вовсе. У меня есть семья, дом, дочка, муж – им я и посвящу всю себя. А Маслов?.. Наверное, это был сон. Сон, в котором меня насиловал Маслов! Мне было та-ак хорошо, что несколько раз я даже теряла сознание. Все из-за того, что муж – плавающий и бросает молодую жену, которая постоянно хочет ласки и заботы… Маслова! Нет, ничего я не хочу. Он такой же неугомонный кобель, как и все. Когда все закончилось, он вдруг вытащил меня на балкон и «показал всему миру»! Какой стыд, но мне было… приятно! А под балконом, кажется, ходили какие-то люди!!! И все видели. Ему же все «по барабану»… Но такого радостного бесстыдства я еще никогда в жизни не испытывала!
Потом он вышел (кажется, принимать душ, будто Лолита грязная!), а я лежала в его постели, вдыхала его запах и… трогала себя. Вот если бы он вернулся и все повторилось бы заново..! Но он вошел, пристально посмотрел на меня, укрыл одеялом и приготовил роскошный кофе! И я пила кофе в постели, в его постели! Впервые в жизни мне приносили кофе в постель! Нет, я не дурочка, и не тешу себя иллюзиями, что я – первая в этой постели. С этим кофе, с этим Масловым, но… Ну и что, если я захочу, муж будет делать то же самое. И не только муж. У Инки, например, сразу два хахаля, и оба за ней ухаживают еще больше, чем муж! Что, я хуже? Все говорят, будто я очень красивая и эффектная девушка. Никто не верит, что у меня дочке четыре года. Так что, Маслов – не единственный, кто меня может оценить. Хотя, почему мне так хорошо у него, с ним, в его постели?»
***
«…Без принужденья, без усилья,
лишь с медленностью озорной,
она раздвинула, как крылья,
свои коленки предо мной.

И обольстителен и весел
был запрокинувшийся лик,
и яростным ударом чресел
я в незабытую проник.

Змея в змее, сосуд в сосуде,
к ней пригнанный, я в ней скользил…»
Владимир НАБОКОВ
***
За это стихотворение несчастного Набокова чуть ли не обвинили в вуайеризме, педофилии и других страшных грехах! Кстати, посвящено оно именно… Лилит! Или Лолит? Но уж точно – не Ло!!! Не буду его оправдывать – свечку не держал, - но мне кажется, что искал он вовсе не плотской страсти, а чего-то, что в современном мире очень быстро стирается и считается аттавизмом прогресса. Искал наверняка Любовь и, разуверившись найти ее у своих сверстниц, пристально взглянул на юных целок! Дескать, они еще целомудрены в помыслах и в чувствах, поэтому, если земная Любовь еще и живет в ком-то, так уж точно в пятнадцатилетних. Впрочем, ему пришлось написать (или пережить?) “Лолиту”, чтобы окончательно убедиться: да, живет. Но недолго. За что, собственно, и не получил Нобелевскую. Вам, сударь, несказанно повезло, что вы не дожили до двадцать первого века, когда пришлось бы рифмовать по-другому:
“… с усмешкой хитрою гуляки
Я подошел к моей Лолит.
Через плечо зеленым глазом
Она взглянула и на мне
Зарделись щеки: “Вот, зараза!
Чего ж так много – 100 у.е.?!”

А если бы они встретились, и Ло подарила бы ему хоть одну ночь из подаренных мне? И рыдала бы над ним спящим? Или купила бы старомодную фетровую шляпу? И мгновение, которое ощущаешь, как Вечность? Уверен, что В.В. сразу увез бы ее в Штаты, потом во Францию, потом в Швейцарию, потом они непременно вернулись бы в Севастополь,точнее, в Херсонес и…
- Владимир Владимирович, давайте сходим сегодня в “Лебединый стан”, а то все дома да дома. Скучно же, ей богу!
- А что там, в этом кабаке?
- Во-первых, это приличное заведение. Во-вторых, Шушутинский приезжает всего на один концерт. Да и хочется танцевать до упаду. А в-третьих,… я уже устала стоять сутками у мартена, а на ночь слушать ваши новые главы.
- Лолита, душа моя, но мне правда скучно в обществе этих… пижонов! К тому же, я должен окончить рассказ. Хочешь, поезжай одна.
- Ну да, а потом до утра выслушивать оскорбления!
- Я постараюсь быть сдержанным… Хоть и понимаю, как это будет трудно, когда ты вернешься пьяной в четвертом часу с блудливыми глазами!
- В свои давно смотрел, когда описываешь сцены с пятнадцатилетними потаскушками?!
- Ты вообще ничего не понимаешь в литературе, жалкая кокотка!
- А ты – неудачливый гений! Тебе даже Нобелевскую не дали и никогда не дадут, потому что ты – никтожество, у которого на уме только совершение несовращеннолетних!
- Ты русский выучи, чтобы хоть ругаться грамотно: что ни слово, так минимум четыре ошибки!
- На фиг я за тебя вышла?! Между прочим, мне Исаевич давно предлагал с ним уехать. Ему-то премию дали, а вот ты…
- Заткнись, потаскуха!
- И кто сейчас Исаевич, а кто ты?
- Замолчи, или я тебя… застрелю!
- Смелости не хватит. Ты – трус! Иначе бы не сдрыснул из «совка»». Другие вон в лагерях отсидели, зато теперь живут как белые люди, и все их уважают.
- Да ты… ты… ты..!
- А ты Сирин! Мелкий и мстительный Сирин!!!
Так, Маслов, стоп! А то сейчас понесет пизду по кочкам! Прости, В.В., это я так попытался за тебя вступиться! На хер нам с тобой обосрались эти “девочки нагие с речною лилией в кудрях” и с “бородкой мокрой между ног”?! Мы себе таких найдем! Даже если не найдем, то придумаем. Жизнь продолжается, старик! На наших Лолитах что, свет клином сошелся?!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Вчера вечером гуляли в Херсонесе… «Я здесь родился, жил и умер»! – Остроумная шутка. Он взял меня за руку, будто маленькую девочку и водил по «Зазеркалью», как Алису. И я действительно чувствовала себя маленькой девочкой на экскурсии с папой! Мы то спускались по обрыву к морю, то забирались в древние пещеры, то карабкались по ржавой лестнице во Владимирский собор. Безумно страшно, а еще ночь, полная луна, какие-то птицы кричат хриплыми голосами, и его шепот в самое ухо: «Не бойся, Маленький, я же рядом»! И я перестала бояться. С ним ничего не страшно. Потом сидели на молу, у самой воды, пили коньяк прямо из бутылки. И вдруг он говорит: «Это – мистическое место, тут сбываются все желания! Именно сегодня, именно здесь. Так что, загадывай, а я отойду, чтобы не мешать тебе». Мог бы и не отходить, ведь все мои желания теперь связаны только с ним! Действительно, в тот момент я почувствовала, что наше будущее теперь зависит только от меня, и мое желание обязательно сбудется. Сейчас, здесь, с нами. И я загадала: «Чтобы мы всегда были вместе! Что бы ни случилось, но мы будем вместе: ты и я! И Настя! И, может быть, со временем еще кто-то … Потому что я люблю тебя, Маслов! Так люблю, как ты даже не представляешь! С тобой я готова пройти через все испытания, потому что с тобой мне не страшно, и я ничего не боюсь. Но только с тобой, слышишь, Маслов! Не бросай меня! Я всегда буду с тобой! Всегда, как сейчас!» Вдруг он подошел сзади и тихо сказал: «Все сбудется, потому что здесь невозможно врать себе и другим. Если человек и может быть предельно искренним, то только здесь. Мне очень хорошо с тобой, Ло!» Он снова назвал меня этим именем – «Ло»! А мне показалось, что это имя и означает Любовь! Господи, я счастлива!»
***
“Женщины – это и есть мелодии, о которых грезят, но которые не слышат. Кого мы любим, когда любим? Мы этого никогда не узнаем”.
Эрик-Эмманюэль ШМИТТ
***
Уход из богодельни – так называли реанимацию – в родильный дом я воспринял, как переход на легкий труд. Когда меня спрашивали, кем работаю, я радостно отвечал: “Сутки через двое”! На этих сутках я занимался следующими важными для здравоохранения вещами: трехразовая дегустация пищи (снятие пробы), ознакомление со свежей прессой, просмотр телепрограмм, слушание радио, чтение романов, написание опусов, питие кофе с сестрами и врачихами, изнурительный (по 4-5 часов) дневной сон (сестрам было рекомендовано без стука заглядывать в ординаторскую и бережно переворачивать мое тело во избежание пролежней), горячий душ, вечерний туалет, отход ко сну, утренняя гимнастика, обязательный стул и аналогичные, ни к чему не обязывающие манипуляции. Приятно удивило, что за этот здоровый образ жизни государство платило мне примерно столько же, сколько за кромешный ежедневный ад в реанимации!
“Все хорошо в этом лучшем мире из миров!” – думал я и радовался. К этому еще можно добавить интим с персоналом по обоюдному желанию, чем никто из коллег не пренебрегал. До появления в моей жизни Ло, аттракцион под названием “взлохматить лобки” был самым любимым развлечением на работе. Но только до ее появления. К тому же, по вечерам меня часто навещали девушки из прошлой жизни, что выглядело весьма комично! Пожалуй, я был единственным мужчиной в роддоме, к которому приходили женщины, в то время, как к роженицам приходили естественно мужчины! Я уже ничему не удивлялся в своей жизни и просто жил в удовольствие.
Нет, конечно, случались и “внештатные ситуации” как то: осложненные роды, тяжелые операции, клиническая смерть, ДВС-синдромы с глобальным переливанием крови, но, повторюсь, после пережитого мною в “конторе”, все это казалось игрой детишек в больного и доктора.
По утрам меня будили к завтраку или, как в родовом дворянском имении, приносили блюдо на подносе, прикрытом чистым вафельным полотенцем со штампиком “Р/О”. Я неторопливо завтракал, пил кофий, сетуя, как Илья Ильич, на боль во всех суставах сразу – последствие долгого пребывания в горизонтальном положении. Затем я сдавал дежурство и шел на корт, где в течение трех часов восстанавливал тонус мышц. Потом бежал домой, где всегда было, чем заняться.
Вот сейчас пишу эти строки и добродушно улыбаюсь улыбкой сибарита! Потом ко мне непременно кто-нибудь вваливался: художники, поэты, актеры, танцовщицы, продвинутые коллеги. Потом стала приходить Ло… Все чаще и чаще! Я никогда не настаивал на встрече, даже не предлагал назойливо – все-таки она замужем! Зачем искушать женщину? Они такие слабые… Нет, я еще не был влюблен, но чувствовал приближение чего-то непонятного и сильного. Сильнее меня!
***
ИЗ НЕНАПИСАННОГО ДНЕВНИКА ЛО.
«Только вчера заметила, как много книг на полках у Маслова. Неужели он все это прочел? Зачем? А вот посуды почти нет. В баре стоят рюмки и фужеры, «спизженные из разных заведений». И еще много кофейных чашек – к кофе он относится, как к ритуалу. Из Армении привез только древнюю ручную кофемолку и две медные «джезве», в то время, как другие везли краденные теплые одеяла и куртки «аляска» из гуманитарной помощи!
Он много курит, но это не мешает ему каждый день часа по два играть в теннис. Надо и мне научиться, а то, небось, играет там со своими актрисками! Пошла его провожать на корт, думала, что он передумает – ни фига! Поцеловал меня в щечку, сказал традиционное «услышимся» и побежал. А я, как дура, шла одна на остановку и думала о нем. Вечером сидела у Иры и едва не проболталась. Она так пристально смотрела на меня, а потом говорит: «Ой, подружка, ты, кажись того, втюрилась. Небось, в своего курсанта?» Какой там Олег?! Я о нем последнее время даже не вспоминаю… А он приходит на дежурство и дарит букеты. Потом мы курим на улице, и он постоянно настаивает на продолжении. Что я могу ему сказать? Что люблю другого? И, вообще, теперь он мне кажется таким ограниченным. Спросила его, читает ли что-нибудь? А он: «Да, скоро сессия, приходится штудировать…» «Штудировать»! Хватит с меня папочки-военного, который кроме службы, ничем не интересовался.
Надо взять себя в руки, ведь все это плохо закончится. Не хочу зависеть от своих чувств, не хочу мучиться – пусть они все мучаются, а мне нравится счастливая жизнь!»
***
Стук в дверь моей ординаторской.
- Н-ну.
- Здравствуйте.
- О, уже на “вы” – круто. Здравствуйте. Что ж такое: третий день не звонишь, не пишешь?
Виновато опустила глаза.
- Были причины.
- Не мог ли я случайно из этого самого окна видеть “причину” в курсантской форме, провожающую тебя? Он, случайно, не из той роты почетного караула?
- Я все объясню…
- Не надо ничего объяснять, вали отсюда.
Посмотрела так испуганно и виновато вышла из ординаторской. Отчего-то стало очень больно. Не то, чтобы ревность: уходили и до нее, точнее, я сам провоцировал разрыв. Женщинам очень важно чувствовать себя бросившими, а не брошенными! Но в этот раз что-то зацепило не на шутку.
Неделя случайных встреч в коридорах больницы: “здравствуйте” – “до свидания” – все! Потом неожиданный звонок:
- Ты меня еще помнишь?
- Еще нет.
- Можно зайти к тебе? Сейчас!
Почему она так долго идет? Тут пешком минут двадцать, а прошло уже… девятнадцать.
- Я встречалась с ним до тебя.
- А муж?
- Я не люблю его.
- Вот как! А того?
- Думала – да, а встретила тебя и поняла, что - нет.
- Как все легко получается: “думала – да, оказалось – нет”!
- Зачем ты так кричишь?
- Кричу?! Это я еще шепотом.
- На прошлой неделе я все ему рассказала, и мы расстались, а ты… Ты стал чужим.
- Как его зовут? Для кого я стал чужим?
- Друзья называют его Шварценеггером, но какое это сейчас имеет значение?
- Действительно – никакого! Муж, Шварценеггер и я. Ночной дозор молочных братьев, где я – новобранец!
- У тебя ведь до меня тоже были девушки?
- Что там «до», они были и «после» и «во время».
- Я знала об этом, но хоть сейчас не делай больно. Я окончательно выбрала.
- Мне должно это льстить? Угнать любовницу у самого Шварца! Я собой определенно горжусь!
- Прошу тебя, не надо.
- О, нет, только не это! Мне надо придти в себя. Думаю, сейчас тебе лучше уйти.
В тот раз я так и не увидел, заплакала ли она? По-моему, да. Она как-то умудрялась плакать тайком – я чувствовал это, но ни разу не видел ее слез, и потому мне все казалось неискренним, ненастоящим, деланным. Но именно с того момента все и началось!

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!
вернуться назад 
 
Использование любых материалов сайта возможно ТОЛЬКО по согласованию с АВТОРОМ.
© "ПСИХОДЕЛЬАРТ". Создание и поддержка сайта - ГЕОКОН.
 
АКТЕРСКОЕ АГЕНТСТВО 
Алина Селезнева
АКТРИСЫ  (98)
Анкета №39
Алина Селезнева
1981 г.р.
подробнее...
Бикулов Ростислав Камильевич
АКТЕРЫ  (52)
Анкета №1
Ростислав Бикулов
1958 г.р.
подробнее...
[ все анкеты ]  
Арт-обстрел"