Новости
Актерское агентство
Музыканты
Художники
Поэты
Киностудия
Реклама
Сценарии
Рецензии
Антрипризный театр
Арт-магазин
Мульки pro...
Контакт
наша кнопка
Театр-студия Андрея Маслова. Актерское агентство
партнеры
Сотников Сергей
Laternamagica ArtHause site
статистика
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Rambler's Top100


 
НОВОСТИ 
Спектральный анализ… Женщины.

- А что с глазками?
- Что? Тушь потекла?
- Нет, тушь не потекла, но она здорово оттеняет блеск блудливой кошки.
- Ой, да ладно! На свои посмотри.
- Я смотрела; в них, кроме забот о хлебе насущном, ничего нет. К сожалению. А вот у тебя… Колись, подруга!
- Не помню, чтобы я хотела тебе исповедаться.
- Тогда чего прилетела?
- Посидеть захотелось… чай попить.
- Чай? Ой ли!
- Да он просто идиот! Конченный, причем!
- Вот уже горячо, а то «чай попить, посидеть»! Ликер будешь?
- Буду. Я сегодня встретила своего… друга. Случайно.
- Все еще веришь в случайности? Случайность – это то, что у меня ликер остался, а встреча с другом – спланированная закономерность. Я только не поняла, кто идиот?
- Муж конечно, кто же еще?
- Как я до этого сама не додумалась, что идиотом может быть только муж, а вот друг, он…
- Странный! Все мужики со странностями, а этот… Я его спрашиваю: «Чем занимаешься?», а он: «Тебя люблю».
- Действительно, странный – любить такую…
- Сама такая. А если он и вправду любит?
- Еще бы! Они все любят, пока не кончат. Вы давно знакомы?
- Да… лет… не помню, но долго.
- И?..
- И ничего. Портрет мой давно написал.
- Обнаженной?
- Портрет я говорю!
- Получилось?
- Что, портрет?
- При чем тут портрет?! А то ты не знаешь, что все портреты пишутся членом.
- Ты дура, подружка! Ничего не было ни тогда, ни сейчас.
- Тогда зачем я ликер доставала? А муж-то чем провинился?
- Какой-то он убогий. С ним с каждым годом все скушней и скушней.
- А художника как зовут?
- Зачем тебе? Потом растрындишь всему городу, что у меня любовник завелся.
- Ты сама, голубушка, растрындишь. Тебе можно даже молчать – глаза все выдают. Не рекомендую мужу показываться – убъет и правильно сделает.
- Пусть только пальцем тронет, я от него сразу же уйду!
- К художнику?
- Да хоть к кому. Чем так жить, лучше вообще одной. Знаешь, он таким взглядом меня провожал…
- Муж?
- Никита.
- Ага, попалась! Итак, нашего художника с томным взглядом зовут Никита? За это можно и выпить. За знакомство?
- А вдруг он и вправду любит?
- Ты с ним спала когда-нибудь?
- Говорю же, нет! Ну, может один разочек, давно.
- Очень хорошо! То есть, никакой он не друг, а самый, что ни на есть любовник. За это следует выпить, стоя.
- Один раз не в счет.
- Так ты это быстро наверстаешь, по глазам вижу, что ты не здесь, а там. Он женат?
- По-моему, нет.
- И не был женат? И детей нет?
- Кажись, нет.
- Подозрительно. Ты уверена, что он по бабам специализируется? Тем более, художник!
- Ты – дура!
- За это пить не будем.
- Я же говорю, что он не такой, как все. Странный…
- Все мы странные.

***

«Вот если сейчас пригласит в гости - соглашусь! А там будь, что будь. Какой он славный, господи! И понимает меня без слов. А глаза грустные. И футболка застиранная. Чего на него бабы пялятся?! Разве не видят, что он со мной! Животные какие-то! Можете успокоиться, сегодня я его никому не отдам! И завтра… наверное».
- … они говорят, что я очень похож то на одного, то на другого: те же мысли, образ жизни, поступки, слова – все! А я, правда, ни на кого не хочу быть похожим, ведь это моя жизнь и больше ни чья…
« О чем он говорит? Почему стесняется взять меня за руку? Может, я неважно выгляжу? Да нет, в туалете смотрелась в зеркало – все на месте. Сейчас попробую под столом коснуться его туфелькой: если замолчит, значит…»
- Ой, прости, я тебе, кажись, ногу отдавил. Медведь!
- Ничего, ничего.
- О чем я говорил? Взять еще чего-нибудь?
- Закажи мне «капуччино». У меня есть деньги, все нормально.
«Точно медведь! Толстокожий! А попка у него красивая: круглая и тугая на вид. Футболку все-таки другую надо купить, в этой он как бомж. Интересно, какие трусики он носит? Живот как-то странно побаливает, как бы не месяки – вот будет сюрприз! Тьфу-тьфу!»
- …ничего читать не хочется - все так знакомо по собственной жизни. Есть такая теория, что все происходящее с одним человеком одновременно происходит со всеми людьми, представляешь?
- Невероятно!
- Я иногда испытываю, как…
«Он действительно со странностями, но так интересно рассказывает. Так, сейчас пол-шестого, а дома надо быть не позже восьми. Два с лишним часа – негусто! Надо что-то предпринять, иначе мы так и просидим в этом баре».
- Никита, может пойдем куда-нибудь, а то здесь как-то…
- Тебе скучно со мной, да?
- Нет, с тобой хорошо, но здесь не очень уютно.
- Конечно, идем погуляем. Вот только куда?
- Я бы с удовольствием посмотрела бы твои работы, мы ведь столько не виделись…
- Я забросил холст и краски. Никому это не надо, да и самому надоело.
- А тот… мой портрет… он остался?
- Так он незаконченный, мы же когда виделись?!
- Ты его выкинул?
- Нет, я ничего не выкидываю. Стоит где-нибудь. Действительно хочешь взглянуть?
- Спрашиваешь!
- Тогда идем, но у меня в квартире полный бардак. Не смутит?
- Не-а. Давай что-нибудь купим – премьера все-таки.
- Да я, в общем-то…
- Нет, нет, покупаю я! Не идти же на смотрины с пустыми руками.
«Бардак у него в квартире! А не фиг одному жить. Была бы женщина, был бы и порядок. Хотя, нет, уж лучше бардак, чем какая-то баба»
- Я предупреждал.
- Ничего не изменилось, я словно в прошлое вернулась. Пахнет так необычно. Чем?
- Всем понемногу: объедки, сырость, да и гуляли тут вчера неслабо. Проходи, только не разувайся.
- У меня ноги болят, хочу босиком.
- Тапочек у меня нет… женских. Можешь вот эти надеть. Мои.
«Вот и чудненько, что нет женских тапочек. В следующий раз свои принесу, те, красненькие. Да, постель давно меняли, вся в пятнах».
- Сейчас я застелю, секунду.
- Не надо, Никита. Лучше рюмки принеси. В уборную можно?
- Конечно. Вот полотенце для рук. Кажись, свежее.
«Ой, дура я! Лобок забыла подбрить. Теперь, как ослиный чуб из трусов торчит. Кошмар! А это еще что такое? Ага, «тампакса» мне еще не хватало! Интересно, это его баба или потаскуха друга? Ладно, потом аккуратно спрошу. Ну все, к бою! Переверни же меня на живот! Ну же, миленький ты мой! Какой ты у меня недогадливый. Да, вот так! Да! Еще, господи, ну еще!»
- Да-аа-а!

***

- Все, я пропала! В голове ни одной мысли, кроме, как о нем. А он не звонит, гад! Прикинь?
- Может, телефон забыл. Да, похоже, ты того… втюхалась. Пить нечего, предупреждаю.
- Я с собой принесла. Не знаю, что теперь делать. Я даже спать не могу – на кухне сижу до четырех, книжки читаю.
- А муж?
- Что муж? Психует. Как ему объяснить, что я не могу с ним?
- Ты их познакомь, тогда ничего и не придется объяснять.
- Смешно, да? Подруга называется! Я вот сижу с тобой, а думаю…
- Это заметно. Позвони сама.
- Не хочу навязываться. А вдруг у него еще кто-то есть?
- Да, судя по твоим глазам, он – знатный ебака, так что расстанься с мечтой стать Дамой Сердца! Скорее всего, ты – Дама Перца!
- Фу, какая ты! Баба вульгарная.
- Нет, интересно, она мне в деталях рассказывает, как ее трахает любовник, а я, бедная одинокая, должна ей стихи читать!

***

- Ого! Кого я вижу! Здравствуй, как дела? Чем занимаешься?
- Тебя люблю.
-??? Не ври, так не бывает!
- Оказалось – бывает!
- Телячьи нежности! Нет, правда, ну как ты? Если бы не глаза, ни в жизнь ни узнала. Работаешь, служишь?
- Роман пишу.
- О, это серьёзно! А про…
- Про нас с тобой.
- Прекрати, я уже взрослая девочка. Это раньше я тебе верила как дура. Каждому слову, а ты этим пользовался.
- Интересно как?
- Как?! Да я бы давно уже устроила бы свою жизнь, а не хваталась судорожно за последний вагон уходящего поезда.
- Тебе в какую сторону?
- В универсам.
- Могу проводить. Но сейчас у тебя всё в порядке: благополучная семья, любовь, очаг! Значит, это был не последний вагон.
- Хочешь сказать, что последний – это ты?
- Не – а. Я вообще никуда не уезжал. Остался на том же перроне.
- Зачем?
- Жду с братьями Люмьерами возвращения поезда. Ведь кто – нибудь должен встретить уставших пассажиров.
-Станционный смотритель?
- Что-то в этом роде. Тебе что снится?
- Ничего… Не помню. Чушь всякая, а почему ты спрашиваешь?
- Так. Просто ты мне часто снишься, вот я и подумал…
- Не воображай, будто я тебя каждый день вспоминаю. Тем более, ночью.
- Ах да! С виду он мужик сильный, не то, что некоторые… писатели. Довольна?
- В каком смысле? Мужик как мужик.
- Зарабатывает, конечно, уйму денег, не пьёт, не курит, матом не…
- Во дурак, а? Курит, выпивает иногда. Как все. Хватит об этом! Разве нет других тем?
- Есть, но интересует именно эта. А тебе вроде как неприятно о нём говорить. Аккуратно, под ноги смотри. Давай о…
- О тебе! Ты же у нас живёшь интересной творческой жизнью: богемные друзья, малолетние поклонницы, сущие от восторга кипятком, вечеринки – не угадала?
- Всего в меру.
- В меру?! Вот не поверю, что ты знаешь меру хоть в чём-то! По крайней мере, раньше этого за тобой не водилось. Стареешь?
- Не дождёшься! Скорее, успокоился?
- Это после чего ты мог успокоиться?
- После того, как ты меня бросила. Как перестал морочить тебе голову – ведь больше некому.
- Ну да, таких дур больше нет. Тяжело тебе - современные барышни не прутся от высокохудожественных фантазмов, предпочитают материальное воплощение духа. Я тебя предупреждала, что такую дуру поискать надо. Всё, мне сюда. Прощаемся или… подождёшь?
- Да уж нет, у меня дел куча неразгребанная. Опаздываю в одно местечко.
- К поклонницам? Ну и иди.

* * *

- Ты что, тату себе на заднице сделала? Ничего себе!
- Давай помолчим. Где?! Какая татуировка?!
- Тебе не видно – на самой филейной части и видна только стороннему наблюдателю.
- Что ты придумываешь? Какая татуировка?! Что там? А, это? Так это синяк, я в ванне поскользнулась.
- С третьего этажа? Может, жена из командировки вернулась?
- Осёл, не верит! Говорю, что в ванне упала. Знаешь, как больно было!
- Ну да, а рядом никого и пожалеть некому? Поэтому свой синяк принесла мне? Я тронут. Хочешь, подую?
- Нет уж, лучше я повернусь другим боком. А у тебя глаза воспалённые, даже сосудики полопались. Не спишь, да?
- Да, моя прелесть, не сплю.
- Странно, а с чего бы это?
- Твоя версия?
- По ночам пишешь, верно?
- Неверно.
- Тогда… рисуешь новую картину?
- Ответ: нет.
- Тогда сдаюсь.
- Всё ты знаешь, только вслух боишься произнести. Дескать, раз не произнесено, значит этого и не было.
- Так, пусти, я оденусь!
- Пожалуйста. Странно, почему женщины сначала надевают платье, а потом трусики? Мужчины делают по другому: сначала трусы, а…
- Потом платье? Слушай, если я узнаю, что у тебя кто – то есть, то я… я…
- Ну, ну, смелее.
- Я вовсе перестану к тебе ходить, понятно?
- Это что, сцена ревности? Дела! Тогда для чистоты эксперимента разведись.
- Но он же муж!
- Ах, ну да! Всё забываю, что ты замужем. Прости нелепого.
- Я не шучу. Где моя цепочка? Посмотри возле себя.
- Я оставлю её на память. Или продам в трудную годину и куплю некоторое количество коньяка. Буду пить – попивать, да тебя вспоминать.
- Это же подарок! Он спросит, а я что?
- О, знакомая история. «Где твой платочек, Дездемона?» А она: «Спиздили, мой свет!» А он её фигясь по жопе веслом, а у неё синяк ка – ак вскочит! Потом она приходит к Яго и говорит: «Ты не подумай, что у меня тату на жопе – это я в ванне упала». А Яго ей говорит…
- Прощайте, вытраханный принц!
- Ступай с миром. Привет Отелло. О, тело! Передай ему хорошие новости: жена ему почти не изменяет.
- Ну и сволочь!

* **

- Ты что, пьяный?! Ещё утро только! Ну ты даёшь!
- Это ты даёшь, а я лечусь. Я никогда не спрашивал, почему у тебя такое имя странное? Ты не еврейка, случаем?
- А ты, случаем, не антисемит?
- Я – антисемит?! Да я… я – Тутмос! Выпьешь слегонца?
- Спасибо. В такую рань…
- …такую срань. Как ты права! Но человек устроен очень – преочень странно: вечером ему хочется водки, а утром хочется пива. Почему, спрашивается? Загадка Сфинкса. А вечером водки. Странно человек… о, да тут мало осталось. У тебя есть «щебёнка»? Ну, колись, не жадничай.
- Деньги дам, но за водкой не побегу – иди сам. На.
- Негусто.
- На опохмелку хватит.
- Обижаешь, Зин. «Ты, Зин, на грубость нарываешься!»
- Ты не мог бы дышать в другую сторону?
- Я вообще могу не дышать. На спор? Давай деньги. Тебе на сдачу купить леденцов?
- Не надо, я уж как – нибудь. А по какому поводу вертеп? В честь чего?
- В честь нашей встречи, мадам! Пушкина замочили, слыхала? По телеку только что передали. Это же мой дружбан был лучший! А убийцу как всегда не найдут, или дело закроют. Ой, что деется, что деется! Ладно, сиди и жди, стереги мебель. На звонки не отвечай, к двери не подходи – они стреляют на звук.
- Ты псих ненормальный! Кто они? Какой Пушкин? У тебя случаем не белая горячка?
- Не каждый день Пушкина заваливают. Всё, я побёг.

***

- Я что заснула? Кошмар! Который час?
- Скоро одиннадцать. На самолет опаздываешь?
- А день какой?
- Не день, а вечер. Вечер предательства.
- Как это?
- Давным давно, однажды в среду вечером некий мужчина прилюдно поцеловал другого мужчину и того схватила тайная полиция. Долго пытала, потом приговорила к смертной казни. Поэтому среда и считается Международным Днем Предателя. Представляешь, а я родился именно в среду. Хочешь, я тебя поцелую?
- И меня после этого тоже казнят?
- На месте твоего мужа я именно так бы и сделал. Меня всегда интересовала мотивировка женской неверности.
- Он и так обо всем давно догадывается. Я ему несколько раз открытым текстом говорила, что люблю другого мужчину… Тебя!
- А ты не боишься, что сейчас он ворвется сюда с пистолетом в руках? Интересно, кого он застрелит: тебя, меня, себя или всех поочередно?! Где-то читал, что мужская агрессия на почве ревности изливается всегда на соперника, а не на неверную жену. Несправедливо, ведь соперник может даже не догадываться о существовании законного мужа. Вот как я, к примеру.
- Не бойся, его ревность осталась в далеком прошлом. Сейчас под одной крышей живут два совершенно чужих человека.
- А зачем эти два человека живут под одной крышей? Могла бы найти себе другую «крышу»: ментовскую или бандитскую!
- Слушай, с тобой вообще невозможно говорить серьезно! А живут эти два человека по привычке: его устраивает, что у него, как у всех, есть жена, а я… А мне… мне некуда уходить. Точнее, не к кому. Единственный человек, к которому я хотела бы уйти… он… Я ему не нужна. Его вполне устраивают редкие встречи и быстрые проводы. Я как горничная, которая приходит раз в неделю, чтобы… стереть пыль. Сейчас вдруг пришло в голову: ты как пыль, я тебя стираю, а ты снова появляешься.
- Послушай, ну не надо так..!
- Да, я забыла, что мы договорились не касаться этой темы. Прости!
- Принцесса, ну что с тобой?!
- Ты со мной.
- Это я знаю. Ну почему ты хандришь?
- Наверное, весенняя депрессия, длинною в семь лет. Ты помнишь, как мы познакомились?
- Мы знакомы целых семь лет? Кошмар, столько не живут!
- Ты даже не помнишь тот день..! А я помню так отчетливо, будто это было вчера. Мы столкнулись в подъезде, и ты предложил мне покататься на лифте за счет налогоплательщиков. Так со мной никто не знакомился: ни до, ни после. Зачем я, дура, согласилась?!
- А что было дальше? Я стал приставать к тебе с непристойными предложениями?
- Если бы! Ты нес какую-то ахинею из области анатомии моллюсков, о строении каких-то хоботков и усиков, о том, как они спариваются, куда мигрируют… А я…
- Странно, зачем мне понадобилось совращать тебя таким извращенным способом, хотя, некий психоаналитический смысл в этом есть: все живые твари на земле сначала спариваются, а потом куда-то мигрируют. Ну и хоботок по Фрейду вполне логичен.
- …а я смотрела в твои глаза, слушала твой голос, вдыхала твой запах и поняла, что именно с этим мужчиной я хочу прожить всю жизнь.
- Да ты что! Именно поэтому ты вышла замуж за другого, родила дочь…
- Я уже была замужем, и уже тогда дочка была.
- Вот так всегда: одних женщина любит, а за других выходит замуж.
- Дурак ты толстокожий, и никогда не поймешь женщин… Меня. Все, мне надо идти.
- Давай провожу.
- Нет, мне надо побыть одной. Созвонимся. Пока.
Назад
 
Использование любых материалов сайта возможно ТОЛЬКО по согласованию с АВТОРОМ.
© "ПСИХОДЕЛЬАРТ". Создание и поддержка сайта - ГЕОКОН.
 
АКТЕРСКОЕ АГЕНТСТВО 
АКТРИСЫ  (98)
Анкета №175
Анастатсия Александрова
1988 г.р.
подробнее...
АКТЕРЫ  (52)
Анкета №148
Даниил Самойленко
1998 г.р.
подробнее...
[ все анкеты ]  
Арт-обстрел"